Имя персонажа.
Лорелай Райнхольд
Класс и специализация.
Маг, маг-воин, маг крови
Возраст.
26 лет
Внешность.

http://s7.uploads.ru/of1Wy.jpg

рост: 155
вес: 48
телосложение: нормостеническое
цвет, длина, фактура волос: белые, до талии, прямые
цвет глаз: голубые
особые приметы: три застарелых шрама от кнута на спине.

Тамошние Стражи борются с порождениями тьмы так же как я и ты, но на них оставили свой отпечаток суровые зимы и лес. Они показались мне какими-то холодными, и похоже, что им нет дела до остального мира.
У Лорелай от природы бледная (хоть и неплохо поддающаяся загару) кожа, длинные светлые волосы и пронзительно–голубые глаза. Неудивительно, что большинству при знакомстве она кажется холодной. Черты лица у девушки правильные, губы четко очерчены, прямой нос на ее вкус чуть длинноват, брови светлые, а вот ресницы, наоборот, темные. Специфическая форма ушей, рост, цвет глаз и отсутствие растительности на теле выдают в ней полукровку.
В одежде Райнхольд предпочитает удобство и уместность, из различных цветов по возможности выбирает орденские: синий, белый и серый, что не добавляет ее облику теплоты.
От природы андерка наделена живой мимикой, которую старается постоянно подавлять из-за чего временами выглядит попросту "замороженной". Но если лицо еще удается контролировать, то движения частенько выдают чувства магессы, превращаясь из плавных и спокойных в резкие и порывистые.

Характер:
Cold is the throne of her hardened heart
No one has seen the softest part
Day after night she holds an ache
And won't budge to show this secret place

Прежде всего Лорелай старается соответствовать представлениям о том, каким должен быть настоящий Серый Страж. И если с благородством, верностью и самоотверженностью проблем у андерки никогда не было, то с остальными деталями образа все не так гладко.
Воспитанная на сказаниях о великом ордене, спасавшаяся от горестей Круга легендами, Райнхольд выросла девушкой романтичной и во многом наивной. Но в то же время в магесса получилась личностью амбициозной и даже в некоторой степени фаталистичной. Однако ее мечты и веры были жестоко разбиты суровой реальностью Круга и внешнего мира. Зато Лорелай научилась притворяться и быть гибкой - сначала вводя церковников в заблуждение, а затем в Тевинтере общаясь с людьми, не принадлежащими к ордену.
Старающаяся соответствовать собственному идеалу, человеку благородному и спокойному, а также в Башне привыкшая к тому, что при посторонних истинные эмоции проявлять опасно, андерка пытается всячески контролировать эмоции или, по крайней мере, не демонстрировать их окружающим. Вот только выходит у нее это не всегда, заставляя порой впадать в крайности, становясь совсем уж холодной и безучастной и тем самым выдавая знающим ее охватывающие ее сильные эмоции. А вот ту веселую и живую девочку-магессу, что собирала вокруг себя других учеников, и которая все еще живет глубоко внутри нее, магесса демонстрирует окружающим крайне редко.
Райнхольд очень привязана к своим братьям и сестрам (пусть и будущим) по ордену, искренне заботится о каждом из них, стараясь выслушать, всячески поддержать и помочь. Как будущий Страж магесса считает себя в определенных ситуациях обязанной прийти на помощь нуждающимся, даже если те будут ей глубоко неприятны как, например, церковники.
Лорелай понимает и принимает то, что у каждого есть свои недостатки и слабости. У каждого кроме нее – себе девушка в подобной роскоши отказывает. Даже падая от усталости или практически теряя сознания от боли она будет утверждать, что с ней все в полном порядке. Стоит ли упоминать, что плакать на людях она себе не позволяла уже очень давно?
Магесса очень болезненно переживает собственные ошибки – сразу же признавая их, она раз за разом прокручивает произошедшее в голове, мучая себя и подпитывая чувство вины. Одним самобичеванием дело не ограничивается – Лорелай усердно работает над собой. Образованная, эрудированная, умная андерка не просто собирает знания и оттачивает умения. Все ее старания направлены на то, чтобы стать сильнее, вступить в орден и помочь отцу. Стараясь приблизится к цели, девушка нередко пренебрегает здравым смыслом - без контроля со стороны она сокращает отдых до минимума, просвещая все время тренировкам.
Лорелай была бы горда и, пожалуй, даже счастлива быть Серым Стражем. Ее не пугают ни скверна, гуляющая в крови, ни Зов, что с каждым днем становился бы все ближе, ни то что однажды ей, возможно, придется пожертвовать собой. Пожалуй, это было бы идеальным концом для Райнхольд – отдать свою жизнь ради спасения других, погибнуть, зная, что все это было не напрасно и увековечить свое имя в веках.

Биография:
Победа в войне,
Бдительность в мире,
Жертвенность в смерти

Их толком-то ничего и не связывало: воина из народа ортов, уже испившего скверны, и долийку-разведчицу, только готовящуюся к Посвящению. Ничего, кроме общих тренировок да нескольких совместных ночей, покуда Создатель (или Творцы, тут уж кому кто ближе) не решил пошутить – в один из не самых прекрасных дней женщина узнала, что понесла от "глупого шема". "Шем", поставленный в известность, в восторг тоже не пришел, как приглядывающий за рекрутами Старший Страж, но оба приняли новость с присущей истинным андрастианам смирением, решив, что на все воля всевышнего, а значит ребенку жить. А Посвящение... Посвящение для долийки они проведут чуть позже, когда дитя появится на свет.
You live your life.
You go day by day
Like nothing can go wrong.

Лорелай всего полгода, когда ее мать проходит обряд Посвящения и выживает. Впереди долийку ждут Глубинные Тропы, а ребенок остается на попечение одной из остроухих служанок, помогающих Стражам в крепости.
Лорелай четыре, и она точно знает, что хочет стать "Стлажем". Пыхтя от натуги, девочка старается хоть капельку приподнять отцовский меч, гордо не обращая внимания на смешки окружающих. Материнский лук с негодованием отвергнут – им же нельзя вдарить злыдням по их глупой башке, так зачем он нужен?! Эльфийка дуется, а веселящийся пуще других отец вытачивает для грозной воительницы первый деревянный клинок.
Лорелай шесть, и клинков у нее уже два. Они все еще деревянные, но и этого достаточно, чтобы как следует проучить поварят, вздумавших дразнить ее "беззубой". Зубов теперь не хватает у всех троих, а вот синяков заметно прибавилось, и девочка здорово гордится своими боевыми ранениями. И почему воспитательница недовольна?! Может, потому, что свою целебную припарку андерка отдала побежденным, рассудив, что им и так досталось?
Those colors are made
They're changing the game.
You learn to play it hard.

Лорелай семь, и у нее больше нет клинков. У нее вообще больше ничего нет, кроме синей ленты, что раньше была вплетена в косу, а теперь надежно спрятана под рубахой. И косы тоже нет – сгорела в ей же вызванном магическом огне, и теперь волосы едва достают до плеч.
Два закованных в латы рыцаря отвозят ее в Круг. С девочкой обращаются вежливо, но еще на многие годы кираса с пламенеющим мечом будет для нее символом печали и порушенных надежд, вызывая неприязнь. Отец наблюдает за их маленьким отрядом со стены и впервые проклинает Создателя. Так же, как проклянет шемленского бога эльфийка, вернувшаяся с Троп и узнавшая, что ее единственное дитя забрали в угоду церкви. Юную Райнхольд же утешает лишь то, что и маги становятся Стражами, а порождения тьмы, говорят, очень даже неплохо горят. Да и посохом по голове можно настучать при желании.
Лорелай восемь, и большую часть времени она проводит в карцере. Причин, как правило, две: либо подралась с кем-то, либо сказала что-нибудь не то о Создателе. Райнхольд вины за собой не чувствует, лишь обиженно шмыгает разбитым носом и потирает покрасневшую щеку – противники-ученики все как один старше и сильнее ее, что уж говорить о рыцарях церкви. Но разве то, что ты сильнее, дает тебе право обижать младших, отбирая у них вещи и сладости? А шемский Создатель – дурак, и нечего на правду обижаться, коли выбрали себе такого бога. И все бы ничего, но, пока полукровка сидит без еды в каменном мешке, остальные учат новые заклинания, становясь сильнее, а, значит, достойнее, чем она. И это совершенно не нравится девочке, все еще собирающейся стать Стражем.
You build your walls
Then break them away
Cause that is what it takes.

Лорелай девять, и наставники называют ее своей маленькой педагогической победой, а Преподобная Мать свято верит, что ее прочувствованные речи наконец-то достигли сердца маленькой безбожницы. Девочку словно подменили – больше никаких драк и оскорблений, лишь вежливость и смирение. Единственная неприятность – магия ее из-под контроля часто выходит, но у многих учеников так, да и видно, что Райнхольд старается изо всех сил. А как красиво и трогательно звучит ее голосок в стенах часовни, когда андерка исполняет Песнь Света!
Знали бы взрослые, что на самом деле продолжает думать девочка об их Песне, как мысленно коверкает куплеты и ругается всеми частями гардероба их обожаемой Андрасте. Что смирение исключительно наигранное, дабы не приставали со своими проповедями и не отвлекали от действительно важных занятий, не мешали заниматься магией. Тем более, что ссоры с другими учениками выходят на качественно новый уровень, и "каменный кулак" в них весьма весомый аргумент.
Лорелай одинадцать, и вечерами вокруг нее кружочком собираются ученики – послушать легенды про Серых Стражей, коих девочка знает превеликое множество. А магов в Башне Круга заметно поубавилось – многие ушли сражаться с порождениями тьмы, но так и не вернулись. Райнхольд бы с удовольствием отправилась с ними, да только кто ж ей даст? Сказали: "Еще успеешь, этот Мор не один десяток лет продлится". Не успела. И вроде бы радуется девочка, что кошмар этот закончился, и Стражи о себе вновь миру напомнили, но все же и обида ее гложет, что не удалось ей повоевать, себя показать и спасти хоть кого-нибудь. Вот же архидемон, не мог еще несколько лет потерпеть, прежде чем просыпаться? А то вылез, да и погиб. Но хотябы от руки мага. Мага, а не какого-нибудь храмовника. Выкуси, Андрасте!
You saved yourself.
You found who you are.
That never goes away.

Лорелай шестнадцать, и она одна из лучших учениц Круга. Талантливая и прилежная, вежливая и дружелюбная – ее ставят в пример новичкам, да и сами дети тянутся к ласково улыбающейся девушке, всегда готовой помочь, подсказать, а, если понадобится, то и защитить. Она так и не стала идеальным магом с точки зрения церкви – слишком много в ней жизнелюбия, исчезла показная покорность, сменившись учтивостью, в которой старой Матери нет-нет, да почудится снисходительная насмешка, и даром девушка явно не тяготится, хоть и не наслаждается откровенно. Но придраться Преподобной не к чему – Райнхольд наизусть знает Песнь, регулярно посещает часовню, а богохульственных речей от нее уже шесть лет как никто не слышал.
Your sacrifice comes to your mind,
But nothing is wasted.
You made it now.

Лорелай семнадцать, и она вновь не посещает занятия, как и девять лет назад, только теперь вместо карцера лазарет. Обычная для Круга история: развлечения храмовника вышли из-под контроля и принесли свои не самые желанные плоды. Ничего страшного, церковь воспитает ребенка, рыцарь в следующий раз будет осторожнее, а ученица... Что ж, такова ее доля.
Райнхольд лишь молчит, ловя на себе сочувствующие взгляды, и гордо вздергивает подбородок, когда проходящая мимо Преподобная Мать гладит ее по голове и называет "бедной девочкой". Андерка могла бы многое сказать в ответ: что доставшийся ей храмовник был хорош собой и по слухам превосходил многих в воинском искусстве, что рыцарь был по-своему добр к ней, тогда как другим ученицам повезло куда меньше. Что будь подобная связь для Лорелай абсолютно неприемлемой, та бы обязательно нашла иной выход из сложившейся ситуации. Что она все-таки продолжила род Райнхольдов, пусть и таким образом. Что плата телом - сущая малость по сравнению с положенным ей наказанием. Но магесса молчит и ждет, когда же наконец ее оставят в одиночестве. В тайнике под кроватью – потрепанный том, тайком передаваемый от одного мага другому, а на бедре медленно заживает свежий порез.

You rise again, breaking out.
Instead that you're taking you'd pay the price.

Лорелай девятнадцать, и сладкоголосый демон рассказывает ей о доме, любящем муже и толпе детишек. Магесса смеется в ответ, заявляя, что это все не для нее. Ее путь иной, сквозь песчаные бури, к белокаменной крепости, а потом и вовсе под землю. Серые Стражи – вот ее судьба, и там нет места подобным глупостям. Не в этом мире.
Демон сгорает в магическом пламени, а уже на следующий день андерка покидает Круг вместе с другими рекрутами. Дорога занимает чуть больше недели, и, входя в Вейсхаупт, Райнхольд уже твердо верит в то, что именно здесь ее место, и ничего иного ей не нужно, что бы там ни говорил демон.

And I know you wish for more, and I know you try.
And I hope you realize,
You know the time is right.

Лорелай двадцать, и теперь она понимает, что родители-Стражи это не только повод для гордости, но и практически непреодолимое препятствие на пути к ритуалу Посвящения. Магесса уже знает, чем подобное испытание может закончиться, но принимает это и готова рискнуть. Они - нет.
Желание новобранца против решения Первого Стража, пылкостью юности против расчетливости и зрелости. Отец не отказывает Лорелай прямо, нет, но ему, опытному политику, ничего не стоит уговорить ее не торопиться, убедить девушку в том, что она еще не готова, что стоит подождать.
И вот, вместо спусков на Тропы, вместо сражений и великих свершений, о которых девушка мечтает, вместо целого мира, прежде скрытого стенами ненавистной башни - пыльный архив, старые свитки и пахнущая плесенью мудрость веков. Несколько примеряет с действительностью лишь то, что магессе оказана великая честь, и теперь перед ее глазами оживает истинная история ордена. Не вся – а Райнхольд пока еще лишь одна из учеников архивариуса, и главные тайны все еще скрыты от нее – но рядовые Стражи не знают и этого. Серые предстают перед девушкой в новом свете, но она продолжает так же искренне и горячо верить в их дело.
Пожалуй, даже больше, нежели раньше – мир больше не нечто абстрактное, в защите нуждаются конкретные люди и эльфы, такие как обитатели окрестных поселений, в которые Первый, с явной неохотой, ее все же изредка отпускает. И угрожают жителям не только порождения тьмы, но и банальные голод с болезнями. Лорелай старается изо всех сил – возобновляет изучение заклинаний школы Созидания, старается взять в дорогу больше припасов, что бы накормить хоть кого-нибудь, оставляет нуждающимся деньги, но от невозможности помочь им всем у полукровки сжимается сердце.

The whole world is watching when you rise.
The whole world is beating for you right now.

Лорелай двадцать один, и ей вновь приходится покинуть Вейсхаупт. И выбора девушке снова не дали, приказ Первого прост - рекрут Лорелай должна быть переведена в штаб Стражей Тевинтера. Магесса бы поспорила, но не с кем - глава ордена давно уже не появлялся в Крепости. Да и возражения ни к чему бы не привели, разбились бы об аргументы Первого Стража, выдвинутые им еще год назад, тем более, что она и сама признавала их разумность. Отец пытается навести порядок в стране, упрочить положение Стражей, но слишком часто сталкивается с непониманием, слишком легко наживает врагов и недругов. И дочь-маг - его главная уязвимость, главная слабость. Оттого Лорелай уже год как позабыта собственная фамилия, оттого и не рассказывает она новым знакомым о своем происхождении. Но, похоже, этого не достаточно, и магесса отправляется в Тевинтер.
Лорелай двадцать два, и она словно бы вернулась в детство. Нет, рядом нет родителей, зато есть наставник - внимательный и заботливый. Рука у него, правда, тяжелая - магессе, привыкшей тренироваться до полного изнеможения и даже потери сознания, нередко достаются подзатыльники. Он не помогает Райнхольд со стихиями - тут девушка вполне справляется и сама, но зато он учит ее плести заклинания других школ - медленно, терпеливо, буквально с азов, заполняя пробелы в знаниях и исправляя то, что было искажено в Круге.
What are you waiting for?
What are you fighting for?
Cause time's always slipping away.

Лорелай двадцать пять, и, кажется, что-то пошло не так. Нет, жизнь в Тевинтере пошла магессе только на пользу: она окрепла физически и многому научилась, даже ее внешность изменилась в лучшую сторону - андерка теперь выглядит стройной и поджатой, а не изнеможенной, вместо болезненной бледности - загар, а из голубых глаз исчезло затравленное выражение. Райнхольд теперь даже не вздрагивает при виде храмовников, лишь напрягается на мгновение, которое нужно, чтобы напомнить себе о том, что эти рыцари - другие, и здесь для того чтобы защищать таких как она.
Жить в стране с магократией вообще приятно - конечно, здесь тоже царит культ Создателя, хватает несправедливости, а свыкнуться в рабством у Лорелай так и не получилось, но не чувствовать себя отбросом общества и ошибкой природы дорогого стоит. Тем более что круг знакомых магессы довольно широк и включает в себя не только Стражей, но и лаэтан и даже нескольких альтусов, пусть для общения с последними и пришлось вызубрить современный тевин и местный этикет.
Вот этикет-то Лорелай и подвел, и теперь воины и разбойники в штабе тренируются сражаться с самым настоящим крикуном, которого подарил девушке один из знакомых магистров, и просто убить которого нельзя, дабы не обидеть уважаемого человека. Самой же девушке к монстру запрещено даже приближаться, не надев перед этим перчаток - Посвящение она так и не прошла, на все ее просьбы и даже мольбы от Первого приходит лишь короткое “Время еще не пришло”. Самой же Райнхольд все чаще кажется, что время так и не придет, оставив ее вечным рекрутом.

Навыки и умения:
Hit me one more time
One, two, three, just give me more
'Cause with every strike
I'll be stronger than before

• Магические:
По природе своей Лорелай - достаточно талантливый маг, склонный к стихийной школе. И, как и у большинства чародеев, проявления этой школы, такие как сила, точность и даже используемая ветка, во многом зависят от эмоционального состояния андерки.
Огонь - первая освоенная и до сих пор самая любимая Райнхольд стихия. Холод был взят для изучения чуть позже, и владеет им девушка лишь немного хуже, компенсируя недостаток силы точностью.
Специализация мага-воина усиливает уже имеющиеся стихийные способности, а также позволяет упивающейся боем Лорелай исцелять свои раны и восстанавливать магическую энергию.
Магию крови Лорелай начала изучать тайком еще в Круге, но получаться что-то серьезное у нее начало только в Тевинтере, под бдительным присмотром наставника. В последние годы он даже разрешал девушке помогать ему в исследованиях скверны.

Уровни

Огонь - мастер
Холод - мастер
Магия крови - мастер
Маг-воин - ученик

• Боевые:
Андерка вынослива и способна достаточно быстро бегать. После занятий в детстве у нее остались начальные навыки обращения с двумя кинжалами, бесполезные, впрочем, в любом хоть сколько-нибудь серьезном бою, а обучение на мага-воина и последующие тренировки в позволили освоить боевой посох с лезвием на достаточно приличном уровне.
• Прочие:
Во многом благодаря Кругу Лорелая грамотна: она умеет читать и писать на андере и торговом, знает древний и современный тевин, а мать-долийка научила ее некоторым фразам на эльфиском. Так же девушка изучала культуру и историю Тедаса, историю Серых Стражей и Моров (настолько глубоко, насколько смогла), алхимию, ботанику, анатомию и основы этикета. Из-за церковниц была вынуждена выучить Песнь Света, тогда же у нее обнаружился красивый голос.
Андерка уверенно держится в седле, делает неплохие наброски углем. Умеет готовить несколько блюд, а так же криво-косо, но штопать.
Имущество:
Легкие доспехи, выданный ей как рекруту Серых Стражей, повседневная мантия тевинтерского покроя, боевой посох, зачарованный на урон от стихий, пара ножей. Ведет личный дневник. Вне зависимости от ситуации не расстается с простеньким браслетом из выцветшей синей ленты.
Принадлежащий ордену мерин.
Зачарованное кольцо с рубином и прилагающийся к нему питомец.


Связь с игроком:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Loreley (2016-09-01 17:41:30)