Dragon Age: Rising

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Ролевой проект по вселенной Dragon Age приветствует гостей и пользователей!
Система игры: эпизодическая, рейтинг: NC-17. Стартовая точка игры: начало 9:45 Века Дракона.

25.09. Игра в сюжетном разделе временно приостановлена. Подробнее...

10.07. Нам год! Поздравляем всех, желаем продуктивной и интересной игры и радуем новым прекрасным дизайном!
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ТРЕБУЮТСЯ
Алистер Тейрин, Жозефина Монтилье, Мэйварис Тилани, Логейн МакТир, Варрик Тетрас, Себастьян Ваэль, Лейс Хардинг, Шартер, Бриала, Том Ренье, Вивьен, агенты Новой Инквизиции, Серые Стражи, агенты Фен'Харела, а также персонажи из Тевинтера.
Подробнее о нужных в игру персонажах смотрите в разделе Акций.
Ellana Lavellan
Эллана Лавеллан
Мама-волчица
| Marian Hawke
Мариан Хоук
Защитница рекламы и хранитель пряников

Cassandra
Кассандра Пентагаст
Искательница Истины в анкетах и квестовой зоне
| Anders
Андерс
Революционер с подорожником, борец за справедливость и правое дело.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 21 Солиса 9:41 "Шахматы - искусство лжи, убийства и войны"


21 Солиса 9:41 "Шахматы - искусство лжи, убийства и войны"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата: 21 Солиса 9:41
Место действия: Скайхолд
Краткое описание эпизода: Если в жизни выпадает возможность поиграть в шахматы с магом, то отказываться от этого - большая глупость. Красочный сад, немного умиротворения и захватывающая душу партия. Правда в играя в шахматы, не всегда хочется обсуждать тактику или действия соперника, куда интереснее поговорить о проблемах насущных или же узнать что-то новое о доме тевинтерского мага.
Участники: Дориан Павус, Каллен Резерфорд
Дополнительно: много разговоров и шахмат

0

2

В шахматах всегда требовалась внимательность. Каждый ход обязательно должен быть продуман, рассчитан и как же без отметки каждого возможного ответа противника? Каллен знал о каждой тонкости этой игры, поэтому сегодня, сидя напротив Дориана, внимательно изучал доску. Все фигурки были на своих местах: ни одна пешка всё еще не сошла со своей клетки.
– Если сравнивать шахматы, то по сути, они являются открытым полем боя, – рассуждая вслух и примериваясь к возможностям, произнес Каллен. – Даже поражение порой так же больно бьет по впечатлениям и чувствам.
Пешка, что ничем примечательным не отличалась от других стоящих на доске, аккуратно передвинулась на соседние клетки. Командор, предвидя вполне увлекательную партию. Откинулся на спинку стула и взмахом руки предложил магу ходить.
– Хотя мне известно, что многие командиры армий отзывались о поражении, как о победе. Если оно неизбежно, то стоит принять его. Возможность уйти и собраться с силами открывает двери к повторному удару, что в свою очередь может повести за собой знаменательную победу. Военная хитрость, а ведь в шахматах применима не меньше.
Над головой командора и мага стремительно пролетели птицы, неистово щебеча и сообщая о прибытии. Наверстав не менее одного круга у дерева, что было не единственным в саду Скайхолда, птицы спрятались в листве, теперь уже не прерывая спокойствия. Каллен проследил за ними, после чего сплел пальцы рук, осматривая доску и всё еще не наблюдая хода.
– Может быть, стоит помочь в совете, – вкладывая в фразу совершенно добрые намерения, Каллен улыбнулся. – Мне не известно, как к шахматам относятся в Твинтере.
Последнее он отметил скорее с сожалением, нежели чем с простым желанием что-то произнести. О Тевинтере командор знал не слишком много, но при этом все никак не мог найти хоть немного времени для возможности посвятить себя, к примеру, книгам. Обладая общеизвестными факторами, было сложно понимать строение другой страны и её особенности, хотя не смотря на темные пятна в истории, да отзывы знающих… изучать Тверинтер было бы не так просто.
Тяжелая страна, со своими устоями и правилами, совершенная противоположность Ферелдену, не обремененная подлыми условиями погоды, награжденная такими ужасами как рабский труд и магия, что восседала во главе всей страны… магия там была везде. Это Каллен знал. И знал на отлично. Именно поэтому несколько опасался Дориана, хотя очень искренне старался доверять ему, а также верить в то, что не все тевинтерцы были опасны.
– Как тебе Ферелден, Дориан? Всё так же «холодно» и «дико»?

+2

3

Шахматы – скучная игра, потому что ее залог – опередить противника на несколько ходов, просчитав и его действия, и свои наперед. Стратегия, тактика, далеко идущие планы – в общем, все то, чем Дориан не увлекался. Он умел в нее играть – просто потому, что в высших кругах общества свои законы. Помимо магии, ты должен уметь и знать многое – как придворный этикет в других странах, точно так же свой «набор молодого альтуса» имелся и в Тевинтере. Шахматы – зарядка для ума и прочее. Хмельные посиделки за картами, когда уже становится не столь важно, кто выиграл, а кто проиграл, были Дориану как-то ближе.
Но поиграть с командором именно в шахматы он согласился сразу. Говорят, таким образом можно многое узнать о человеке. А Дориан хотел знать – просто потому, что этот человек командовал войсками, стоящими за спиной Вестницы. Командора он на прочность еще не испытывал.
- Только противники после этого остаются в живых, просто складывая всех пешек в коробку, - ответил Дориан, откинувшись на спинку стула и покачивая ногой.
Соперник сделал свой ход, Дориан подумал, глядя на доску, наклонился и небрежно подвинул свою фигуру. Это только начало, но Каллен явно был настроен на победу. Дориан – тоже, просто потому, что любил выигрывать, сам процесс его интересовал меньше. Разве что за вычетом персоны противника.
- К шахматам в Тевинтере относятся положительно, - улыбнулся Дориан. – Так же как к вину, деньгам, породистым лошадям и многому другому. Еще одна игра.
Прикрыв глаза, маг бросал короткие взгляды вокруг, но чаще – на своего визави. Командор не был стар, но явно многое пережил – это, в буквальном смысле, было написано у него на лице. Слухи о его пребывании в ферелденском и кирквольском кругах слышали все. Вопрос, что из этого было правдой, но, судя по лицу и глазам командора нынешней армии Инквизиции, - многое. И хотя Дориану были понятны магии и их поступки, побуждения храмовника оставались для него туманны – он никогда прежде с ними не сталкивался. С такими храмовниками, которые не отошли бы почтительно в сторону, а встали бы заслоном, готовые и способные убить. Это… интриговало.
- Вы очень не любезны, командор, - ответил Дориан деланно-суровым тоном. – Ставите меня в неудобное положение хулителя вашей страны. Ведь вы ферелденец, а все ваши земляки, как я уже убедился, очень трепетно относятся ко всему своему , даже к климату.
Надолго деланной суровости не хватило, губы почти против воли снова растянулись в улыбке.
- Мне нравится Ферелден – потому что он другой. Те же люди, тот же язык, но все остальное – другое. Это будоражит, волнует, интригует… а еще раздражает, бесит и приводит в ярость.
Шепот за спиной не стихал. И если прежде шептались о его поведении, выходках, состоянии и положении, то теперь – о рабстве, магократии и угрозе. Но привычку держать спину ровно не пропьешь и не проиграешь.
- Не буду повторяться, что здесь я узнал многое такое, чего никогда не узнал бы в Тевинтере. Но для меня Ферелден – такая же экзотика, как для вас теплые моря, кунари и магия без ограничений.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DawEp.jpg[/AVA]

Отредактировано Dorian Pavus (2017-08-23 23:10:48)

+1

4

– Не менее трепетно к своим родным землям относятся и в Тевинтере, это ведь составляющая, словно почва для дерева. Например, я уверен, что если когда-нибудь жизнь меня забросит в Тевинтер, – «Создатель, я надеюсь что этого не случится никогда», – мне доведется испытать примерно такие же чувства, какие сейчас доступны вам.
Он не грезил о том, чтобы попасть в страну, где правили маги. Скорее даже Каллен и вовсе не хотел себе такой участи, потому что привыкал к отзывам окружения о том или ином. Отзывы эти не блистали красотой, да и не манили… скорее отталкивали. Но Дориан, как представитель Тевинтера, был не таким. Это казалось Каллену не менее удивительным.
Хотелось спросить, играют ли они в шахматы на рабов, но Каллен вовремя прикусил язык и проследил за состоянием шахматной доски.
– Бросить старые устои и ринуться в новый мир, не побоюсь даже такого слова, это сложно. Даже вызывает уважение к тем, кто решился на такой шаг. За спиной ведь остается всё, а впереди чистейшая неизведанность. И да, это звучит именно как восхищение вашей позиции, Дориан.
Последнее командор скорее пробурчал, но лишь потому, что задумчиво почесал щетину, примеряясь к следующему ходу. Вместе с размышлениями он припомнил, как ринулся подальше из Башни Магов и с каким спокойствием стремился к замене пережитого. Эта замена не была так плоха, до определенного момента, когда все в очередной раз полетело в пекло.
Долгое раздумье перед ходом затянулось. Каллен это знал, но предпочитал не спешить. Фигуры, аккуратно расставленные на доске, сверкали в лучах солнца, словно крича о том, что именно сейчас и именно каждой фигуре нужно сделать ход. Но командор не торопился. Он вытянул руку, поджал губы, выждал еще мгновение и ход был сделан: фигурка передвинулась на нужную клетку, оставляя данное действие в глазах Каллена, как верное.
– Мне нравится играть в шахматы. Это помогает не только отречься от реальности, но и узнать о сопернике в партии что-то новое. Даже по его стратегии.
Хотя вот с Дорианом такая штука никогда бы в жизни не сыграла. Он не сказать, что был загадкой, скорее по его поведению и всем сплетням в Скайхолде были понятны главные стороны, а именно некоторая надменность над другими, приправленная тонким чувством юмора и при этом манерами, самую малость избалованными. Слухам командор научился не верить. Поэтому сейчас узнавал Дориана по новой.
– Мне как храмовнику интересно узнать, как именно магия правит в Тевинтере? Почему люди не восстают против неё? – теперь уже с совершенной наглостью пробивая в лоб, Каллен откинулся на спинку кресла.

+1

5

- Трепетно? Хм… - Дориан задумался, склонив голову на бок. – Это не трепет, это…непонимание других вариантов. Я видел, как ферелденские крестьяне затевали драку только потому, что кто-то в их присутствии обмолвился, что «в этом, с позволения сказать, населенном пункте воняет, как в свинарнике с больными свиньями». В Тевинтере такого бы не было – там бы просто все решили, что говоривший – неотесанная деревенщина. Или иностранец.
Дориан усмехнулся, не стоило уточнять, что автором высказывания о свинарнике был он сам, а вспыльчивый крестьянин потом долго выл, держась за обожженную руку, после того как попытался схватить Дориана за ворот мантии.
- Но, да, пожалуй, вы правы – Тевинтер может… производить впечатление. Вопрос – какое именно.
Дориан хоть и отвечал полушутя, но делал это очень осторожно – этот разговор не был похож на обычную болтовню. Он опасался, с одной стороны, не уловить тон и подоплеку слов собеседника, а с другой, сболтнуть лишнее. У него было, что рассказать о Тевинтере – и не все из этого стоило озвучивать, тем более, тому, для кого это могло бы стать неприятным откровением. Как бы то ни было, но Дориану было не все равно, что будет думать Командор о нем самом и его родине – потому что им еще долго жить и сражаться бок о бок, и потому, что Каллен был ему искренне симпатичен как человек, который был куда более прямым, открытым и бесхитростным, не будучи при этом глупцом.
- Это не менее сложно, чем пойти против своих, когда чувствуешь, что они не правы, и стоять за свое до последнего, - Дориан вернул комплимент. Про историю восстания в Киркволле и роль в этом Каллена знали все. – Я польщен вашим восхищением, Командор, но и сам в долгу не останусь.
Дориан изобразил насмешливый поклон, сглаживая серьезность своего ответа. Многие говорили, что бросить все и ринуться в неизвестное было с его стороны смело, и только сам Дориан знал правду – что причиной того была не смелость, а безрассудная самонадеянность. И ему крупно повезло, что Инквизиция оказалась именно тем, чем и казалась, и он смог примкнуть к ней; в противном случае его ждало либо позорное возвращение на родину, либо смерть – от рук храмовников, невежественных крестьян, жадных разбойников или и вовсе в пьяной драке.
Каллен смотрел на доску, а Дориан на него – наблюдать за размышлениями игрока было интереснее, чем за неподвижными фигурами.
- Я слышал об этом, - кивнул Дориан, - и что же вы можете сказать интересного о… своей стратегии, Командор? Что можно сказать о вас по ваше манере играть?
Каллен интересовал Дориана – но не так, как его интересовали большинство мужчин. И не только потому, что он был не интересен Командору, но и потому, что сам Командор не мог быть интересен ему – такие как он не могли мягко подчиняться, но и не смогли бы безоговорочно подчинять. Каллен наверняка признавал отношения на равных, без полутонов и игр. Кроме шахматных, разве что. Просто Комадор олицетворял собой то, чего так жаждал Дориан и что так редко встречал – безоговорочную веру в своих людей, Создателя, свои силы и невольное желание внушить эту веру другим.
Поэтому его вопросы не задевали Дориана, он знал, что Каллен не пытается заманить его в ловушку, разоблачить нравы его родины или уличить в недостойном поведении. Он просто задавал вопросы, ответы на которые не знал, но хотел знать. И Дориан отвечал – медленно, взвешивая слова, не сводя внимательного взгляда с лица собеседника, но без раздражения и циничного сарказма.
- Вы знаете, как дрессируют бронто? – внезапно спросил Дориан светским тоном, делая вид, что предмет разговора его не трогает. – Когда они еще маленькие – их привязывают к столбам, чтобы не сбежали. Но они все равно пытаются, тянут веревку – и падают, натирая себе шею, потому что веревка слишком крепка. Но они растут, а веревка остается все той же. Когда они становятся большими и сильными – им нужно всего лишь рвануться вперед, и столб вылетит из земли вместе с веревкой, настолько сильны эти животные. Но они привыкли, что их держит веревка – и даже не пытаются ее разорвать, хотя сумели бы это сделать с легкостью.
Дориан сделал паузу и бросил взгляд на доску.
- Сила привычки, Командор. Люди привыкли, что все обстоит именно так, а не иначе.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DawEp.jpg[/AVA]

+1

6

На комментарий о крестьянах, Каллен не мог не усмехнуться в ответ, потому что прекрасно понимал какую бурю эмоций мог испытать оскорбленный житель той или иной деревни, которому запах свинарника с больными свиньями был не просто родным, а уже до боли нужным в жизни. Наверное, ему это было намного проще понять, все же сам командор жил в деревнях, видел, что они из себя представляют и понимал культуру тамошнего общения. Но объяснять это Дориану – дорогого стоило.
Тевинтерский маг жил в ином мире, это Каллен знал хорошо. Для него фраза о чищенном винограде, как обмолвился Варрик совсем недавно, была безумно странной, наверное, такой же, как и для крестьянина фраза о свинарнике и запахе.
Чищенный виноград.
Это было непостижимо странно, ведь для чего его чистить? Даже если рассуждать логически, сладкая мякоть вполне приятно сочеталась с немного кислой шкуркой, что создавало неизгладимое впечатление прелести фрукта. Глупости ведь. Да и самое простое – виноград невозможно было чистить. Мелкие плоды, постоянно прилипающие к рукам шкурки и да, Создатель, он попробовал из интереса – какого это, но зато понял, что опыт был глуп. Возможно, когда-нибудь Каллен и спросит Дориана, для чего чистить виноград, но в настоящее время разговор содержал в себе исключительно важные темы. Было бы странным перебивать рассуждение о разнице между двумя странами каким-то виноградом.
– Если говорить о Тевинтере мне, то, наверное, чего-то нового услышать не доведется. Как и любой ферелденец, я полон слухов и домыслов, а также взращен на легендах. Не в обиде будет сказано, конечно, ведь именно для изменения точки зрения я и спрашиваю у человека знающего всё то, что, возможно, не смогу спросить у кого-то другого никогда. Не выпадет оказия встречи.
Каллен поднял голову, отвлекаясь от шахматных фигурок, ловя шутливый поклон Дориана. Он улыбнулся уголками губ, после чего оперся локтями о свои колени, сплел пальцы в замок и положил на них подбородок, задумчиво глядя за игрой мага. Не смотря на заинтересованность, вопрос Каллен слышал. И ответить, разумеется, смог:
– Сложно судить о самом себе, – он безразлично пожал плечами. – Я могу описать себя с хорошей точки зрения, забыв о минусах и прикрывшись исключительно положительными отзывами. Но это будет неправильно, ведь мне придется скрыть большую часть правды, верно? Именно в связи с этим считаю оценку самого себя – большой ошибкой. Хочется узнать человека – достаточно провести с ним время, мешая, к примеру, шахматы, разговорами.
Каллен заметил, как около доски с фигурками пролетел жук. Проследив за ним внимательным взглядом, он не сразу вернулся к изучению шахмат.
– А вот об одном тевинтерском маге можно сказать, что он хитрый. Отлынивает от серьезной реальности здешнего мира, но при этом прикрываясь шутками и язвительными выходками, следует стратегии правильного ведения партии. Жертвуя малым, достигается большее. В шахматах это… необычно, но выглядит как вызов, – задумчивый вздох подчеркнул внимание командора к шахматам.
Ему и вправду нравилась подача игры Дориана, она может и не отличалась выходками, но при этом оставалась необычной. Рискованной, наверное. Он не знал, какое именно словно стоило подобрать к описанию.
И ведь очень скоро последовал ответ на вопрос, который был интересен Каллену больше всего. Это было весьма удивительное описание магии, которое неприятно кольнуло. Устои всегда держались на месте, встречать что-то новое люди не умели и не могли с легкостью принимать это. Если магия в мире Каллена была угрозой, то она ею и оставалась, любые перемены тянулись как смола. То же решение Вестницы с поиском помощи среди магов вызвало бурю эмоций, которую разделяла Кассандра: они росли на историях об опасности, требовании служить, помогать и защищать простых людей от тайн, что хранила в себе магия. Но в сделанном выборе не было того подвоха, которого ждал Резерфорд. Как показала реальность – даже то, что вселяло в тебя надежду, даже то, в чем виднелась только сила и справедливость, может рушится. Видя храмовников, сложно было не усомниться в правильности того, что пришлось в жизни выбирать.
– Сложно спорить, – задумчиво протянул командор. – Привычка и коренные изменениями не всегда нравятся людям. Ладно, это был и вправду несколько глупый вопрос. Но задам еще один. Не менее глупый. Виноград без кожуры, серьезно?

0

7

- Я польщен, Командор, - Дориан улыбнулся, откидываясь на спинку стулу. – И я совершенно серьезен. Большинство людей думают, что знают достаточно – и вообще, и от Тевинтере в частности. И обычно не снисходят до расспросов о том, как дело обстоит на самом деле. Двойне приятно, что вы спрашиваете об этом у меня – у альтуса. Правда других тевинтерцев тут нет, но все же.
Это действительно заслуживало акцентирования, потому что даже в рядах Инквизиции далеко не все были так разумны – Дориан слышал шушуканье и косые взгляды за спиной с самого первого дня появления в лагере. До сих пор расспрашивала его о чем-либо только Лавеллан, да изредка Кассандра. Поэтому Дориан согласился на эту партию скорее из любопытства – что и как будет говорить и делать ферелденец, андрастеанец и бывший храмовник.
Выслушав отзыв Каллена, Дориан снова улыбнулся. Разумеется, дверь обычно открывается в обе стороны – нельзя узнать о ком-то больше, не показав больше о себе.
- Отвечу вам так же: сложно судить о самом себе, если я буду рассказывать о себе – я буду рассказывать только хорошее, совершенно целенаправленно. Но и с вашим выводом спорить не стану, анализируйте сами, если хочется.
Разумеется, Командору хотелось – Дориан понимал, что ему, как и всем остальным, нужно было знать, кто состоит в их рядах. Даже не на предмет возможного предательства или чего-то в таком роде, а просто чтобы понимать, чего от кого ждать. Сам Дориан тоже хотел это знать, просто свои справки наводил, как и жил, – тонко, хитро и исподволь, без откровенных разговоров.
Услышав последний вопрос, маг громко рассмеялся, запрокинув голову – и от неожиданности, и от самой постановки вопроса. Все-таки Командор был не так прост, как казался поначалу – или, во всяком случае, его прямота и простота давали иногда интересные результаты.
- Совершенно серьезно, - ответил Дориан, делая и в самом деле серьезное лицо. – У всех свои пристрастия, знаете ли…
И снова улыбнулся. Стоило один раз рассказать про этот пресловутый виноград – это мгновенно разнеслось по окрестностям, только некоторые веселились, другие сплевывали на землю.
- Я смотрю, многим не дает покоя мой виноград, не понимаю почему. Вы же чистите другие фрукты – почему не виноград? Так, между прочим, вкуснее – если чистишь не ты сам. Но у меня тоже есть вопрос – такого же интимного свойства, как и этот. Как вы на самом деле относитесь к магам и магии, Командор?
Да, отчасти это была провокация. Но Командор хотел больше знать о чужой жизни, Дориан тоже. Его давно интересовала концепция храмовников – чем ни руководствовались, вступая в Орден, и в чем вообще видели суть своей работы.
- В Тевинтере тоже много слышали разных баек об Ордене. Когда вы ужасались магам крови и рабству, мы ужасались вашим Кругам-клеткам и санкциям против магии в целом.
[AVA]http://s7.uploads.ru/DawEp.jpg[/AVA]

Отредактировано Dorian Pavus (2018-01-02 00:34:56)

+1

8

Прислушиваясь к вопросу, Каллен неуверенно или скорее даже смущено поджал губы. Его взгляд устремился на шахматы, словно бы давай хоть немного времени на раздумья. Они были необходимы и нужны, потому что иначе на такие каверзные вопросы отвечать было нельзя. Хотя с другой стороны такой резкий выпад со стороны Павуса был скорее вызовом: виноград и маги не имели между собой ничего общего.
Возможно, виноград выигрывал.
Каллен пока особо не понимал, потому что раздумывал.
Это был довольно сложный вопрос. Очень тонкий, в таких аккуратных гранях, которые можно было и испортить. Этого ему совершенно не хотелось. Как и обидеть или сказать что-то неправильное, потому что к магам он относился весьма спокойно. Но годы проведенные в рядах храмовников давали о себе знать.
— Прежде всего, это безопасность, — стараясь выдержать универсальное спокойствие, произнес Каллен на замечание о Круге, клетках и санкциях. — Маги весьма уязвимы, как вы знаете. Мне довелось видеть те ужасы и страдания, что часто падали на тех, кто был рядом с магами. Мне довелось пережить не малое, а так же кардинально изменить взгляд на отношение к магам.
Очередная фигурка стремительно двинулась вперед. Партия была долгой. И слишком тяжелой.
— Это слишком личное, — всё так же продолжил Каллен. — Но ведь мы не описываем в подробностях то, что переживали, верно?
На его лице мелькнула слабая улыбка, а взгляд всё так же буравил доску.
Немного тишины, прерываемой лишь шумом листвы, играющего ветра и отдаленных разговоров жителей Скайхолда. Каллен видел, что на них смотрели. Хихикали. Но не ощущал никакого дискомфорта от этого. Люди, эльфы, гномы – все были одинаковыми. И все имели право как на удивление, так и на желание посудачить сплетнями между собой.
— Маги опасны, — после долгой паузы ответил Каллен. — Но не все. Я вижу в магах живые создания, которые порой просто теряются на пути который предоставляет им жизнь. Порой любой маг не может повлиять на… сложные ситуации, посему случается беда. Но с другой стороны маги такие же как я. Бывают те, кто обладает совершенной храбростью, которую не сыскать среди храмовников. Бывают те, что обладают универсальной мягкостью и легкостью. Для меня этот вопрос довольно хитрый. Пусть ответ будет приравнен к лояльности, тем более в нынешней ситуации. Все мы когда-то ошибаемся, а после стараемся поменять мнение и взгляды, верно?
Командор улыбнулся, наконец-то поднимая взгляд к собеседнику.
— А вот «байки об Ордене» мне не знакомы. Скорее всего это жестокость, которая есть везде. Верно? — он откинулся на спинку стула. — Я думал, что тевинтерцы просто считают нас дикарями, что бегают заснеженными зимами в сверкающих доспехах и машут палками. Конечно же бегают за магами. Угадал?

+1

9

- О, разумеется, я не собирался заставлять вас откровенничать о прошлом. Свои переживания есть у всех, хотя, вероятно, они разные по сути и силе. Меня интересовало только ваше отношение. Меня, как тевинтерского мага, не может не интересовать подобное. К тому же, магов тут в принципе немало, а вы – Командор войск Инквизиции.
Дориан ни в чем не подозревал Каллена, более того, думал, что бывший храмовник, переживший то, что пережил Каллен, был еще достаточно лоялен. Не только к магам, к людям вообще. О его прошло ходили разные слухи, но многое было и достоверно известно – домыслить остальное такому искушенному магу, как Дориан, особого труда не составляло.
- Хороший ответ, - улыбнулся Дориан. Ему нравилось наблюдать за Калленом – за тем, как раздумывал, хмуря лоб, как опускал взгляд, подыскивая слова. Они звучали искренне, да и сам Командор производил впечатление человека прямодушного и открытого. Что было удивительно, учитывая все прошлые события. И в то же время, он уже доказал, что командира лучше им было не найти.
- Прямой. Вы мне нравитесь, Командор. Только не подумайте, - Дориан усмехнулся, - что я имею в виду что-то, кроме ваших человеческих и профессиональных качеств. И в уме вам тоже не откажешь.
Дориан посмотрел на доску. Партия занимала его ровно в той степени, в какой они могли вести этот разговор. Он сдвинул свою фигуру, заканчивать разговор они пока не планировали.
- Не совсем так, но примерно. Что держите магов взаперти и всячески истязаете. И наверняка это правда ровно в той же степени, что и рассказ о повсеместном использовании магии крови в Тевинтере. Рад, что мы оба понимаем, что не все говоримое стоит слушать… А почему вы решили примкнуть к Инквизиции? Непонятное объединение, с эльфом-отступников во главе, со странной меткой неясного происхождения. Почему не попытка восстановить Орден и привести его в порядок?
[AVA]http://s7.uploads.ru/DawEp.jpg[/AVA]

Отредактировано Dorian Pavus (2018-02-03 23:56:53)

+1


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 21 Солиса 9:41 "Шахматы - искусство лжи, убийства и войны"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC