Dragon Age: Rising

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Ролевой проект по вселенной Dragon Age приветствует гостей и пользователей!
Система игры: эпизодическая, рейтинг: NC-17. Стартовая точка игры: начало 9:45 Века Дракона.

25.09. Игра в сюжетном разделе временно приостановлена. Подробнее...

10.07. Нам год! Поздравляем всех, желаем продуктивной и интересной игры и радуем новым прекрасным дизайном!
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ТРЕБУЮТСЯ
Алистер Тейрин, Жозефина Монтилье, Мэйварис Тилани, Логейн МакТир, Варрик Тетрас, Себастьян Ваэль, Лейс Хардинг, Шартер, Бриала, Том Ренье, Вивьен, агенты Новой Инквизиции, Серые Стражи, агенты Фен'Харела, а также персонажи из Тевинтера.
Подробнее о нужных в игру персонажах смотрите в разделе Акций.
Ellana Lavellan
Эллана Лавеллан
Мама-волчица
| Marian Hawke
Мариан Хоук
Защитница рекламы и хранитель пряников

Cassandra
Кассандра Пентагаст
Искательница Истины в анкетах и квестовой зоне
| Anders
Андерс
Революционер с подорожником, борец за справедливость и правое дело.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 12 Матриналис 9:41 "Ordinary world"


12 Матриналис 9:41 "Ordinary world"

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Дата: 12 Матриналис 9:41;
Место действия: Скайхолд;
Краткое описание сюжета эпизода: Не единожды было замечено, что на свете нет более бестолкового, чем отсутствие сна. Но случаются и плюсы, когда тебе удается найти такого же бодрствующего ночью, готового влиться в разговор и скрасить немного времени;
Участники: Клэр Тревельян, Каллен Резерфорд;
Дополнительно: много разговоров.

0

2

Последнее время он не мог спокойно спать. С каждой новой ночью сны становились все хуже. Яркие воспоминания Башни Магов, демоны, заключение – всё это являлось перед глазами словно бы наяву. Он переживал все свои ошибки каждую ночь, закрывая глаза и приземляясь всем телом на кровать, далеко не самую мягкую во всем Скайхолде. Перед сном он любил смотреть на крышу, где зияла огромная дыра, через которую невозможно было не смотреть на небо, усыпанное миллиардами звезд, что мерцали темными ночами. Но это никогда не помогало.
Сны приходили разные. Но каждый сон с отъявленной радостью пробирался до самых потаенных уголков души, вороша страх. Любая ночь приносила метания, головную боль и заставляла командора подрываться с кровати, ища рукой меч.
Сегодняшняя ночь не была другой. Она не привела за собой спокойствия и умиротворения, вновь заставляя его подрываться с кровати. Командор подорвался, вновь выискивая оружие. Эта ночь не позволила ему вновь уснуть, когда мокрая голова коснулась подушки. Командор смотрел на него и размышлял. Даже не смотря на усталость, он не мог позволить себе закрыть глаза – слишком живым оставался тот сон.
Не терзаясь более в сомнениях, он поднялся с кровати, рукой утирая взмокший лоб. Два уверенных шага позволили добраться до одежды, небрежно лежавшей на тумбочке около кровати. Очень скоро Каллен спускался по лестнице, неуверенно приземляясь на ноги и двигаясь к массивному столу.
Здесь были бумаги. Наверное, тысячи бумаг. Карты, записи, какие-то непонятные артефакты, несколько яблок и пустая бутылка с вином. Но ничего из этого ему не требовалось. Обогнув стол, он подошёл к ящичкам, выдвинул несколько, выискивая ту коробочку, что заветно шумела и призывала его очнуться. Она была по истине красивое: с резьбой на крышке, небольшая, но неслыханно ценная. Придерживая пальцами крышку, он аккуратно изучил содержимое, поджал губы и покачал головой. Громкий хлопок – крышка вновь захлопнулась, коробка была откинула в ящик. Последний он подтолкнул ногой, закрывая его с такой ненавистью, которая почти никогда не охватывала Резерфорда.
Свежий воздух должен был стать решением проблемы.
Перед самым выходом Каллен подхватил плащ, чтобы уберечь себя от прохладной ночи, после чего небрежно накинул на плечи.
Здесь и вправду было намного лучше. Голова словно бы очищалась от тягостных мыслей, легкий ветерок заметно освежал. А тишина творила неслыханное лечебное свойство – Каллен позволил себе выдохнуть и, уже подходя ближе к краю стены, кинуть взгляд на величественный пейзаж: горы, спрятанные в редких облаках, искрящийся снег в оттенках лунного света. Завороженный видом, он не сразу обратил внимание на шелест юбок, что доносился совсем рядом. Уже поднимая голову. Командор заметил старшую Тревельян, вновь задумчивую и окутанную черными тонами, словно бы она всегда была недовольна здешним настроением и миром в целом.
– Миледи Тревельян, вам так же не видится спокойных снов? – Каллен не решился подходить к ней ближе. – Или вы наслаждаетесь тишиной, что так редко нападает на Скайхолд?
Хотя Скайхолд и не спал, было и вправду значительно тише. Большинство отдыхало после тяжелого дня, а ночью бодрствовали в большинстве своем солдаты, что оставлены на караул, и конечно же некоторые любители поздних посиделок в «Приюте Вестницы».

+1

3

Это был тяжёлый и бестолковый день, один из тех, во время которых пытаешься решить накопившиеся проблемы, но в результате лишь натыкаешься на новые. Клэр давно забыла про спокойный сон, но теперь появился риск перегореть. Нервы не выдерживали. Даже магу фамилии Тревельян иногда нужен был отдых.
Чародейка вышла на балкон уже после долгих и упорных трудов над формулой лекарства для храмовников. Магия и зелье должны были стать тем, что разрушит власть полубожественного создания и разрушит оковы старой Церкви. Но пока это не удавалось. Такое не могло получиться легко и с первого раза. Нужны были жертвы.
И эта перспектива внушала магессе ужас. Больший, чем все демоны Тени вместе взятые.
Свежий воздух - то, чего ей так не хватало все эти дни.
Клэр глубоко вдохнула и спокойно выдохнула, глядя на окутанные сумраком линии Скайхолда. Она старалась убедить себя что следующие опыты пройдут хорошо, и пациент не будет так страдать. Ей нужны были ещё подопытные. Излечившиеся подопытные. Нужные так же, как этой ночи - немного лунного света.
-Ох! - она обернулась на знакомый голос, оторвавший от тяжёлых мыслей. -Сэр Каллен, я просто вышла подышать свежим воздухом.
Сцепленные руки. Полуопущенная голова, потерянный взгляд и непослушные чёрные локоны, выбивавшиеся из аккуратной причёски. В свете луны Клэр казалось ещё более бледной чем обычно. Она часто забывала о пище.
Она часто забывала как нужно жить, если посох и меч не под рукой, и в них нет необходимости.
-Но, думаю, нет смысла скрывать... - Тревельян в отчаянии развела руками. -Я выдохлась. Сейчас я подышу свежим воздухом, успокоюсь, снова посмотрю на свитое заклинание, пройдусь по койкам, посплю часок -
и снова за работу. Я ещё не пробовала терапию. До сих пор ограничивались методами без внутреннего вмешательства, а это... Глупо. Болезненно. Заклинания не действуют.
Она поёжилась, внезапно почувствовав что на балконе холодно. Дрожащие от волнения и прохлады руки обхватили предплечья. Изо рта вырвался клуб пара.
-Ух. В замке на удивление тепло. Скайхолд - замечательное место, и нам с ним крупно повезло. - Клэр с ног до головы оглядела Каллена, думая о том, что он тоже храмовник, и ему, возможно, придётся пройти через чудовищную боль. -И с вами повезло тоже. Знаете...
Эти слова должны были быть сказаны. Зачем временить? Он прекрасно понимает что однажды услышит это предложение. Но нет, не сегодня.
-...я прекрасно вижу что у вас бессонница. Как и у меня. - она подвинулась к нему еле заметно, небольшим шажочком. -Может, порадуете меня чем-нибудь? Вы всегда казались мне таким весёлым и интересным. А за последние несколько месяцев я не слышала ни одной хорошей шутки. Давайте поднимем друг другу настроение. - она устало улыбнулась, подперев подбородок изящной ручкой.
На самом деле она слышала за долгую жизнь очень, очень мало шуток. Всё было до боли серьёзно.

Отредактировано Clare Trevelyan (2017-08-19 08:02:48)

+1

4

Из сказанного о работе и интересах старшей Тревельян Каллен почти ничего не понял. Обрывки каких-то разговоров, вмешательства и что-то связанное с магией оставалось для него за пеленой тайн. В каком-то смысле это прекрасно помогало отречься от лишней информации, но с другой стороны порой делало тебя немного отдаленным от интересов других. Правда страшного не было: все можно было наверстать.
Поправив плащ так, чтобы шею не обдувало бодрящим ветерком, он сделал невероятно умное лицо, будто бы полное понимания. Ей все равно не могло быть интересно рассказывать о чем-то человеку, с которым она общалась от силы всего пару раз, тем более дежурными фразами.
Она немедля напомнила о Скайхолде, еще к чему-то сказала, что Каллену повезло. Он вопросительно изогнул бровь, показывая удивление. Нет, в каком-то смысле женщина была права, но с другой стороны – откуда ей это знать?
– Серьезно? – Каллен немного опустил голову, позволяя себе улыбнуться. – Глупости, если Вам не доводилось ранее ошибаться, то именно сейчас это случилось. У меня за пазухой не так много шуток, да и с того момента, когда они были в ходу, прошло уже достаточно времени. Именно поэтому вынужден просить Вас не заставлять меня их рассказывать.
Он аккуратно поднес руку к лицу и протер глаза, что предательски закрывались и молили окунуться в мир сна, полного немыслимого бардака.
– Расскажу, так Вы будете с превеликим удовольствием считать меня потерянным во времени и обладателем гадкого чувства юмора. Для таких дел стоит предложить Варрику отвлечься, оттащите его от камина и писем, после чего вдоволь насмеетесь.
Хотя шутки Варрика Каллена порой напрягали. Они были вполне себе добрыми, но иногда волна сомнения накрывала с головой. И еще Каллену не нравилось прозвище «Кудряшек». Однако спорить не хотелось, потому что можно было наткнуться на куда более проблематичное слово.
Отвлекаясь от борьбы со сном, Резерфорд наконец-то поднял взгляд к Клэр, видя, как она аккуратно подперла подбородок рукой. Какая-то это была странная обстановка. Словно бы Каллен должен был пошутить в обязательном порядке, но он правда не мог. Да и не хотел. Именно это стало причиной очень внушительно паузы, во время которой командор (как всегда), поднял руку и потер открытой ладонью затылок. Спасительное действие, всегда рьяно показывающее как он растерян.
– Лучше я расскажу Вам, что у меня не бессонница. Просто сны стали слишком… хм… насыщенными в плане не самых приятных воспоминаний. Спать хочется безумно, – он удержался от желания зевнуть и вновь протер глаза. – Но одно «хочется» перевешивает другое, которое не желает видеть спокойные сны. Скучаю по тому времени, когда не видел их вообще. Ну или не помнил, что тоже весьма неплохо.
Улыбнуться после сказанного совершенно не составило труда, поэтому такой оказией командор и воспользовался. Уверенно отводя взгляд к горизонту, он проследил за сверкающими звездами, приметив именно ту, что пронеслась по темному небу, оставляя за собой красивый яркий хвост.
Что же, по крайней мере ночью было не так проблематично смотреть в никуда.
– Может, Вас куда больше привлечет возможность рассказать постороннему слушателю о своих достижениях в исследованиях… или… э-э-э… чем бы Вы не занимались. Наверное, Вы не слышали, но я отличный слушатель, – Каллен улыбнулся, вновь переводя взгляд.
Она была очень маленькая, хрупкая и стояла на стене словно тоненькая березка, которая вот-вот сломается. Это было приятное наблюдение, которое заставило командора поглядеть на свой плащ, а затем на легкое платье Тревельян. Где-то в голове логичные мысли выстроили цепочку о том, что ей холодно.
– Никогда не имел ничего против укрепления здоровья, благодаря времяпровождению на холодном воздухе, но излишнее увлечение может привести не к самым приятным последствиям. Вы не замерзли? – не смотря на вопрос, он стянул с себя плащ и накинул на плечи Клэр, ограждая себя от этих вот женских «ничего мне не холодно», «а вот и нет, следите за собой», «нет-нет, мне не очень нравится, когда странные командоры предлагают помощь сомнительного характера». Правда при первом дуновении ветра, Каллен ощутил весь смысл утраты, но виду не показал.

+1

5

Это было такой дерзостью с его стороны, что она даже не рискнула протестовать. В ином положении она бы вежливо отошла и бросила колкую фразу в духе "опытной, закалённой боями чародейки". Но несмотря на всё пережитое, Клэр таковой не была. Не совсем.
-Ах... - удивлённый выдох сорвался сам собой. Клэр подавила желание прикрыть рот ладонью от неловкости и сохранила прежний деловой вид. -Спасибо. Я могу превратить человека в ледяную статую, но меня от той же участи ничто не спасёт. Умение подчинять стихию даёт удивительно мало для того чтоб ей же сопротивляться.
Клэр подтянула плащ на плече, закутываясь сильнее. Тёплый плащ напоминал об одеяле и тепле собственной комнаты, но уходить почему-то не тянуло. Тревельян слишком хорошо понимала что за сном последует ещё один этап личного ада, расчётов и труда, от которого устают даже самые суровые маги.
-Мне тоже снились кошмары.
Никогда ещё она не решалась говорить так откровенно с тем, кого едва знала.
-В основном замёрзшие животные, которые подают признаки жизни. Я смотрела на них из чаще всего из какой-нибудь толпы. Кричала, чтоб кто-нибудь обратил внимание, а сама не решалась подойти и поднять, сделать что-нибудь. Меня пугало то равнодушие, с которым все их обходят. Но это самый безобидных из виденных мной кошмаров. Самый обычный. Преследует практически всю жизнь, с раннего детства.
Она до сих пор стеснялась глядеть ему прямо в глаза. Смотреть в глаза храмовнику всегда страшно, и Тревельян замечала даже за архимагом, что он прячет взгляд при виде конвоя. Отворачивается или делает вид что страшно занят. Клэр подняла голову и с надеждой посмотрела на Каллена, боясь что встретит тот же опустошённый взгляд рубаки. Но нет.
Он выглядел по-другому.
-Проклятье, тебе ведь холодно. Я думаю что знаю вещь, которая нам поможет. - магесса распростёрла руки и сосредоточилась. В воздухе возникло несколько зелёных искорок, а рядом с Клэр появилось слабое свечение, как от магического барьера.
-Подойди поближе, это бодрящий барьер. Но командор, думаю, сам может решить, доверяет ли он магии, которая способствует кровообращению.
Естественно, она не заметила как перешла на "ты". И как захотела, чтоб он подошёл ближе.

Отредактировано Clare Trevelyan (2017-08-22 15:13:15)

+1

6

У неё были странные кошмары. Каллен задумался, прислушиваясь к тонкому женскому голову, что описывал замерзших животных, смотрящих на своего зрителя стеклянными глазами. Они отчасти двигаются, но при этом окутаны цепкой хваткой льда, нагоняя лишь тягучее чувство обреченности. Она говорила, что их видели многие, но не собирались ничего делать. Каллен покачал головой, устало выдохнул и вновь протер глаза, считая, что именно сегодня спать он не хочет вообще.
– С самого детства, серьезно? – он посмотрел на Клэр. – Мне не доводилось видеть таких снов. Скорее что-то более простое, сравнимое со снами любого мальчишки – красивые латы, за спиной отряд верных бойцов, да и война. В детстве как-то особо не понимаешь, какой это глупый сон. И ни разу не веселый.
Жаль правда, что сейчас любой такой сон вызывает исключительно дискомфорт. Да и любой другой сон, где присутствовали демоны наряду с ярчайшими моментами прошлого – вызывали дискомфорт. Безумный, жуткий, что заставлял подрываться среди ночи, в поисках оружия для самозащиты.
Сейчас, глядя на Клэр, Каллен отдавал себе отчет в том, что она тоже опасна. Невозможно было знать будущего, которое ждёт мага: повиновение демону или размеренная жизнь? Но было одно «но», ведь Тревельян была ему приятна в общении, а помимо этого казалась очень миловидной, хоть и веяло от неё холодом за милю.
Из задумчивости его вновь вывели слова. Правда теперь перемешанные с магией, что окружила её зеленым свечением. Каллен хотел было отступить на шаг, а затем попытался найти плюсы в нахождении на свежем воздухе без поиска тепла:
– Вообще это полезно, правда, – уж слишком правдоподобно заверял девушку командор. – Холод способствует улучшению… чего-то там, благо я не медик и сказать не могу, наверное укреплению здоровья. Да и главный плюс: так не хочется спать. А сон мне сейчас совершенно не льстит своими историями, будто сидит старый дед-проходимец в углу таверны и рассказывает жуткие истории детишкам, которые шугаются малейшей тени, что вспыхивает из-за играющего в камине огонька. А мне эти истории слушаются, да и с детьми пугается. И от тени, и от шороха, от всего…
Она глядела на него настолько пронзительным взглядом, что стало не по себе. Так на него могла смотреть еще и сестра, когда говорилось что-то глупое. Ладно, женщинам порой приходится уступать, да и чего стоит сделать всего шаг в сторону? В целом, ничего, как подтвердила реальность.
Мгновенных изменений не наблюдалось. Только сомнение. Непонятное и странное.
Из-за этого «непонятного и странного» они стояли в тишине, прислушиваясь только к отдаленным звукам природы, а также тихим разговорам где-то во дворе Скайхолда, Каллен прекрасно понимал, что необходимо было что-то сказать, а вот девушку, поделившуюся своими снами, поддержать или успокоить… с трудом у него это получалось. Сложно было подобрать верные слова и правильно сформулировать вопрос. Какой-нибудь. Потому что вопросов у него не было.
– Вам приходится тратить на это силы, – он неопределенно махнул рукой, описывая барьер, – поэтому стоит отказаться от этой затеи и просто получить небольшую долю тепла, закутавшись в плащ. Поверьте, со мной ничего не случится.
Каллен улыбнулся. Он в любой момент мог вернуться в свою укромную башню. Там, конечно, была знаменитая дыра в крыше, но да это было не так проблематично. Для него.
– Чем Вы интересуетесь кроме бессонницы и работы? И уверен, первое тянется из-за второго. Мне почему-то редко доводилось Вас видеть в компании жителей Скайхолда, или вне бумаг.

+1

7

Прямолинейные и упрямые храмовники, одна из самых грозных сил Тедаса, ни разу не выступавшая единым фронтом на большой войне. Для кого-то колосс на глиняных ногах, для кого-то - сила, удерживающая мир от погружения в хаос. Так было до того как случился Корифей.
Теперь каждый храмовник в глазах верующего немногим отличается от прежде ненавистных магов. Народ понял что заключённые и надсмотрщики переняли друг у друга слишком много, чтоб не обратить оружие против остальных. Храмовники вцепились в глотку загнанным в угол чародеям без жалости, по-звериному - как набрасывается на любого одержимый маг. А каждый Круг, в свою очередь, проявил дисциплинированность и холодную, разумную жестокость в лучших традициях своих палачей.
Командор был чем-то похож на мага Круга своей тактичностью. Своим нежеланием утруждать. Клэр не могла не улыбнуться его робкой попытке отгородиться от магии.
-Ради Создателя, командор, я не сломаюсь. Не забывайте что я владею мечом не хуже ваших рядовых. Мне довелось выносить на своих плечах тяжести много большие чем пустяковый animus vitae. Может, холод и способен что-то вылечить, но точно не поможет поддержать наш разговор. - она почувствовала прилив сил, хоть и временный. Ночь была прекрасной. Клэр начала замечать что небо замечательно звёздное, а воздух кристально чист. Любые запахи крепости не достигали этой высоты - на террасе царила тишина и покой для любых чувств.
Наверное, кроме одного.
-Я занимаюсь, м, фехтованием. Ещё читаю. - Клэр едва не зарделась. -Романы. Орлейские романы. И ещё изучаю анатомию. - румянец всё же тронул бледные щёки, Тревельян с ужасом подумала о том, что может подумать он о том, что подумала она при воспоминаниях о том, что было написано в этих книгах, и какие там иллюстрации.
-...но в общем-то я никогда не интересовалась чем-то кроме работы. Это моё призвание. К сожалению.
Последнее прозвучало так тихо, что чародейка не узнала свой голос. Она никогда и ни с кем не говорила таким тоном, даже с собой, про себя, в одиночестве. Было непонятно, что заставляло дрожать губы в попытках выговорить застрявшее слово. Было непонятно почему так трудно говорить с этим храмовником, который... даже слишком тактичен с ней.
Создатель, как глупо. Ведь он просто проявил элементарную вежливость. Это уже должно заставить меня дрожать как первокурсницу?
-Но нет, не подумайте, я не легкомысленна. Просто пытаюсь по мере сил вносить свой вклад в борьбу с... мировым злом.

+2

8

Может быть Каллен и говорил глупости, но вот зато получалось у него это немыслимо странно. Изначально, прокручивая тот или иной вопрос, или убеждение – он прекрасно понимал, что звучит это весьма логично. Подметить, что холодно, подметить, что девушки вообще создания нежные и добрые… в этом ведь не было ничего преступного или глупого, правда! Но комментарий Тревельян перевернул всё в обратную сторону, заставив командора томно выдохнуть и поглядеть себе под ноги.
– Иногда внешность бывает очень обманчива, миледи Тревельян, – в силу собственной защиты, решил подметить командор, правда головы так и не поднял. Собственные сапоги в данном случае казались чертовски интересными. – Будем считать, что Ваша внешность меня сбила с толку. Не в плане чего-то плохого, Вы не подумайте!
Он не очень убедительно улыбнулся, поднимая голову и глядя на Тревельян.
И возблагодарил темную ночь за то, что его красное лицо никто не увидит.
– Создатель, уверен, Вы меня поняли именно так, как хотелось бы выразиться мне.
Привычным движением Каллен потер затылок ладонью, мысленно не понимая, как можно настолько… глупо выражаться. Он ведь не ловил каких-то ноток смущения, не испытывал дискомфорта, в конце концов, они просто стояли на стене и изучали окружающий их мир. Это примерно тоже самое, как разбирать с солдатами планы, бумаги, очерчивать все задания, объяснять идею наступлений, показывать, как держать тот же меч и щит при борьбе с магами…
Она перебила его мысли, делясь интересами и увлечениями. Фехтование? Прекрасно, не сложно было бы догадаться, но Каллен не соврал, когда удивленно взглянул на Клэр. Правда её взгляд поймал удивление именно с упоминанием о романах, что казалось бы смутило собеседницу. Но он не имел ничего против романов, да и вообще книги считал прекрасным времяпровождением.
– К сожалению? Нет ничего плохо в том, чтобы полностью посвящать себя любимому делу. В чем-то я Вас понимаю, ведь это позволяет испытывать некоторое удовольствие, даже когда ты чертовски устал. Ворохи бумаг, ком мыслей в голове, который нужно разобрать, изучить, понять что лучше… но как я и говорил ранее, нужно порой отдыхать от работы. Отдаляться, чтобы она не приносила негативных эмоций. Какой бы интересной, завораживающей не была.
Сказать все это было куда проще, чем изобразить в реальности. Резерфорд, например, отдыхать не умел от слова «вообще» и чаще всего вспоминал о такой функции только благодаря тем, кто присоединился к Лавеллан в борьбе с мировым злом, к слову, о котором вспомнила и Тревельян.
Каллен фыркнул, но по-доброму, ни в коем случае не вкладывая в эту эмоцию негативных оттенков.
– Я не считаю, что Вы легкомысленны. Да и даже легкомысленные люди способны внести свой вклад в борьбу с мировым злом. Посмотрите на одну особу, что живет на втором этаже Приюта Вестницы…
Резерфорд улыбнулся.
– Иногда я даже ей завидую. Но только не в чувстве юмора, нет.
Пришлось покачать головой, припоминая глупейшие шутки.
– У меня пока еще не получилось Вас утомить? – он внимательно поглядел на Клэр, ожидая или усталого взгляда или зевка. – А то в этом я талантлив. Даже не буду скромен.

+2

9

Он говорил что нет ничего стыдного в том, чтоб посвящать себя любимому делу, но разве маг может считать заклинания делом всей жизни? Это заблуждение. Якобы, способный колдовать обязательно сделает это своим кредо. Клэр знала столько магов, которые с удовольствием избавились бы от дара, что успела проникнуться к ним сильным сочувствием.
Порой ей хотелось стать Усмирённой. Но такое нельзя высказывать вслух.
-Нет, вы не можете меня утомить. Я ни разу в жизни не заснула на лекции.
Это было правдой. Всю жизнь девушка проявляла упорство, которым были обделены импульсивные молодые мужчины. Тревельян подняла голову, вглядевшись в звёздное небо. Надеялась увидеть там хоть что-то, способное подсказать ей нужные слова. Подтолкнуть к нему. Сказать что стоит попробовать стать чуточку поближе.
Созвездие Силентир тихо мерцало, и Клэр готова была поклясться что драконьи звёзды говорят с ней. Возможно, это было следствием того что все маги связаны с Думатом так или иначе. Но разве древний бог диких, обесчещенных чародеев может подталкивать к чему-то хорошему?
Она взглянула на храмовника глубокими и холодными как Ледяные Моря глазами и, набрав в грудь воздуха, спросила:
-Ты поможешь мне с упражнениями? Прямо сейчас. Меч против меча, никаких заклинаний и щитов. Я чувствую что завтрашнюю работу мне лучше отложить, а все мышцы... ноют от застоя. Мне нужно двигаться.
Клэр сделала шаг назад и потупила взгляд, заложив руки за спину. Каллен мог услышать как в повисшей тишине что-то громко щёлкнуло, и юбка на поясе магички опала как тяжёлые орлейские шторы перед Игрой.
Клэр изящно взмахнула рукой, и юбка повисла у неё на плече, на манер антиванского мужского плаща. Тревельян цокнула сапожком, демонстрируя  Резерфорду походные брюки, из тех которые она часто надевала в вылазку. Юбкам не место на поле боя.
Особенно когда ты рыцарь-чародей.
-Тебе нравится? - Клэр улыбнулась, едва сдерживаясь о того чтоб кокетливо закусить нижнюю губу. Идея сразиться с этим мужчиной так привлекала её этой звёздной ночью, после унылых и тяжёлых расчётов и формул, что она разом прекратила страшиться чего бы то ни было. Даже его мнения, мнения строгого храмовника.
-Нам сейчас нужны не душеизлияния. Нужно очистить голову. А ненужные сомнения уходят лишь тогда, когда проливается пот и кровь. - она кивнула в сторону спуска к тренировочным площадкам на лужайке, едва сдерживаясь от того чтоб начать улыбаться во все зубы. - Пойдём. Обещаю, мы не будем выходить за рамки дозволенного.
Хотелось добавить "если ты не захочешь". Но она слишком хотела быть спокойной и сдержанной всю свою жизнь, чтоб давать волю ненужным словам и улыбкам. Он должен был понять всё без слов, без команды. Всё-таки храмовники - это солдаты. А этот Каллен... великолепный солдат.

+2

10

По крайней мере, хоть кого-то он еще не утомил. Это и вправду радовало, тем более что на дворе стояла темная ночь, которая способна была утомить и отослать ко сну любого до сих пор бодрствующего. А еще и под стать унылым фразам Каллена – самое оно выключить сознание и упасть, наслаждаясь сладостными сновидениями.
Он улыбнулся. Правда улыбнулся так, что она и вовсе не увидела – отвернулся, привычным движением уже в который раз потер затылок и прикрыл половину лица локтем. Возможно, такое движение было на руку, потому что когда Каллен повернулся, то заметил странное положение дел: Клэр завела руки за спину, а затем юбка стала сползать. Может для неё это все и было быстро, да и она знала что под юбкой прячутся штаны, но Каллен то нет! Он моментально опустил руки и отступил на шаг, краснея, словно помидор.
Ему стоило что-то сказать, но как на зло все возможные комментарии, ведущие к удивлению или протесту стерлись из головы, язык заплетался, а голос пропал – вырывались лишь какие-то непонятные звуки, явно означавшие «не надо!». Но с тем же ворохом удивления, свалившегося командору на голову, пришло и успокоение, когда он увидел штаны.
«Создатель, спасибо!»
Внутренний голос восхвалял всевышние силы, а разум так и не мог понять женщин.
Для начала эта девушка стянула с себя юбку, а теперь спрашивает – нравится ли ему? Каллен не мог ответить честно, потому что такое положение дел ему не нравилось. Мозг воспринял реальность совершенно иначе, да и штаны увидеть не ожидал. И вопроса такого.
«Тебе нравится?», он мысленно повторил про себя вопрос, удерживаясь от желания вдарить по лбу раскрытой ладонью.
– Н-несомненно… – борясь с собственным голосом, Каллен обвел девушку с головы до ног и поспешил вернуться к её глазам.
Отводить взгляд совершенно не хотелось.
Но старшая Тревельян не успокаивалась. И не переставала при этом удивлять командора.
Теперь на смену юбкам, штанам и вопросам, пришло предложение о тренировке. А стоило бы напомнить, что на дворе стояла ночь, Скайхолд спал.
– Вы… ты уверенна, что это действительно хорошая идея? – аккуратно, словно боясь наступить на острый шип, поинтересовался Каллен. – Сейчас глубокая ночь, не думаю, что кто-нибудь из жителей будет рад лязганью железа.
«Конечно, сейчас она обидится и скажет, что ты зануда. Как сестра, потому что я всегда зануда – мне нравится, в конце концов, соблюдать установленные правила и спать ночью. А еще нравится, когда девушки не сдирают с себя юбки, стоя на стене… fasta vas? Так говорит Павус? Надо бы узнать, что это значит…»
Всё еще сбитый с толку, он так и не отвел взгляда с глаз Клэр. Безмерно красивых.
А внутренний голос подло напоминал, что обижать женский пол – устой невоспитанных мужчин. Матушка как-то обмолвилась, что все в этом мире делается ради женщин. В каком-то смысле он был согласен, без них мир бы погряз в жестокости, прямолинейности и не познал бы самую простую нежность.
– Ладно. Хорошо.
Он посмотрел на неё, словно обреченный.
– Вы… ты… в… мне надо немного времени, чтобы собраться. Проходи к тренировочным манекенам, я догоню.
После сказанного, Каллен развернулся на каблуках сапог и прошагал в сторону своей укромной башенки. Дверь открыл на удивление спокойно, ворвался в теплое помещение и только спустя некоторое время вспомнил, что так и не забрал свой плащ. Хотя это было правильно, девушка всё еще оставалась на холоде. С бестолковыми мыслями в голове, он забрался на второй этаж по скрипучей лестнице, прошел к кровати и взял около изголовья меч, спрятанный в ножны. Не мог себе позволить командор спать без оружия. Тем более с теми снами, которые постоянно его окружали.
– Давайте потренируемся… женщины, Создатель, что у них в голове?
Задерживаться он не стал. Единственное что так же прихватил с собой – более ли менее теплый камзол, который при тренировках не будет стеснять движения. По возвращении на стену, Каллен заметил, что Клэр уже не было. С каким-то отдаленным желанием и верой он понадеялся на то, что девушка прислушалась к голосу разума и отправилась спать, но спускаясь по ступеням со стены и преодолевая небольшое расстояние через палатки, откуда слышался громкий храп, Каллен увидел её – одиноко стоящую фигуру точно у манекенов.
«Вот… упрямое создание».
– Всё-таки до конца я еще не уверен в том, что это и вправду хорошая идея. Готова?
Каллен искренне верил в глупое предназначение такового вида «развлечений» глубокими ночами, но с другой стороны не отказывался от возможности тренировок и оттачивания навыков, а также их усовершенствования.

Отредактировано Cullen Rutherford (2017-10-05 23:19:29)

+2

11

Клинок спружинил и выпрямился, когда Клэр изящным движением пальчика оттянула его за острие. Этот длинный, тонкий и невероятно острый меч служил ей с самого выпуска из Круга. Подарок, который не раз спасал жизнь там, где была бессильна магия. Она стояла под магическим фонариком, полуоперевшись на каменную стену. Как никогда свежая, улыбающаяся и полная сил. У неё не было сомнений в правильности решения.
Даже спустя минуты ожидания она не испытала угрызений совести. Наглость взяла своё.
-Не беспокойся. Люди Скайхолда привыкли к звону оружия, разве мы кого-то разбудим парочкой звонких ударов? - Клэр пару раз рубанула клинком от плеча, наискось. Размяла плечи до боли мужским движением и резко встала в позицию, выставив меч перед собой. Острие смотрело на горло храмовника.
-Не смотри на меня так, я не фарфоровая. Защищайся.
Если бы кто-то в этот момент наблюдал за освещённой магическими фонариками площадкой для тренировок, то не поверил своим глазам. Тревельян не была искусным мастером нападения, её движения казались всем слишком изящными, мягкими, танцевальными. Ей редко удавалось нанести тяжёлый рубящий удар или проткнуть противника насквозь - она предпочитала отпугнуть, обескровить и добить заклинанием. Заморозить и разбить на осколки. Обессилить и нанести удар меж пластин брони. Любой честный фехтовальщик, наблюдая за сражением правой руки Инквизитора, начал бы скрежетать зубами. Эта девушка смеялась негласным правилам честного боя в лицо. Но она никогда не сражалась с теми, кто мог знать о чести и достоинстве воина.
Демоны, порождения тьмы, дикие звери, малефикары и разбойники были её врагами. Впервые в жизни она убила, едва перейдя порог Тени.
Клэр никогда не считала себя убийцей.
-Не стой столбом! - её левая рука загорелась синим. Храмовник должен быть готов к такому.
Первый удар она нанесла, целясь в грудь, прямо в сердце. На ней не было никакой брони кроме тонкого полотна защитного заклинания, которое должно было разбиться от первого удара. Чары такого рода никогда не были её профилем.
Колящий удар в грудь. За ним - удар морозом по суставам, который должен был сковать атакующую руку. Клэр подошла к делу всерьёз, как к реальному бою. Уверенность в том, что этот сильный и красивый мужчина даст ей достойный отпор и школу, не ослабевала.
Она могла засмотреться в его рассеянные и смущённые глаза, пока била в сердце. Роковая и глупая ошибка, которую не должен допускать заведомо слабый боец.
Никогда не смотри в глаза врагу. Даже если это красивый партнёр по спаррингу.

+2

12

Он не мог ожидать ничего другого от мага, который вызывает его на бой. Скажем так, первоначально где-то в глубине души еще и теплилась надежда на честный бой, но… Создатель, Каллен не знал такого понятия, как «честный бой». Такого в жизни не бывает и не случается, потому что на кону – жизнь.
Когда его руку сковала неприятная боль, а острие оружия Клэр потянулось к его груди, он машинально отскочил в сторону, слыша, как под ногами скрипнул песок. На его лице читалось удивление, которое никак не могло уловить смысла такого решения: сначала она заверила его, что никакой магии! А теперь, вовсю её применяет. Каллен, не мешкаясь и не забывая о том, что все-таки тренировочный бой всё еще в действии, уверенно отступил от миледи Тревельян, аккуратно следя за каждым движением и пока еще не вылезая на рожон. Около манекенов, стоявших всегда в трех шагах, лежал щит.
И было бы глупо им не воспользоваться.
Увернувшись от удара, он настиг предмета экипировки, уверенно применяя в бою. Теперь уже применяя.
Терпеть возникшую в руке боль было скорее… привычно, потому что это даже не лириум. Это то, чему его учили, то, что должно было пульсировать в его крови и расставлять желание следовать вперед.
Клэр же просила не стоять столбом.
Каллен даже не собирался.
Сделав несколько аккуратных шагов в сторону, при этом выставив перед собой щит, он примерил возможности для ударов. Верным решением было бы положиться на скорость их нанесения, ведь её ловкость и выносливость не могла быть такой же, как и у храмовников. Но она – маг. И она был опасным противником, даже когда силы кончались. С такими же критериями Каллен принимал и силу, но опять же. Маг.
В этом слове слишком много опасностей.
Но не зря Резерфорд столько времени проводил в учете и среди храмовников, не зря он развивал технику ведения боя с ними. Даже отсутствие лириума не могло отнять приобретенных навыков.
– Честный бой – удел слабых, верно? – на выдохе произнес Каллен.
Он переступил с ноги на ногу, не отказался от защиты щитом, но при этом отдал предпочтение удару с боку, целясь миледи точно в бедро. Так, чтобы в последствии не дать ей двигаться с большими возможностями. Правда в силу удара он не вложил всего умения, потому что не мог позволить ранить её не тренировке. Рука безумно ныла, но стерпеть была возможность.
Можно было так же пойти на неё с щитом и применить его, но это могло сказаться на будущем боя. Ему хватало даже толики магии, чтобы быть аккуратным.

+2

13

Cильный удар по бедру, способный вывести из равновесия даже сильного мужчину. Но не ранить. Клэр никогда не доводилось сражаться с храмовником в здравом уме, без лириумного бешенства. Каллен не был похож на остальных даже манерой вести бой.
Он ловок. У него хорошая реакция, способность наносить точные удары. Он умён.
И хорош собой.
Сложно сражаться с мужчиной, один взгляд которого приводит тебя в оцепенение. Тревельян пошатнулась и едва не упала от колкого удара в бедро, пробежала по инерции ещё метр и остановилась, потирая ушибленное место. Бедро ныло, будто в ударил таран.
-Проклятье! Стоп! - Клэр выпрямилась и глубоко вдохнула холодный ночной воздух всем разгорячённым телом. Ей казалось что все мышцы сейчас напряжены как никогда раньше. Она решительно проскрежетала зубами, не глядя на противника:
-Продолжаем.
Нельзя смотреть ему в глаза, не стоит думать о том как под кольчугой работает его красивое, подтянутое тело. Клэр смотрела на его оружие и старалась предугадать следующее движение. Фактор внезапности уже не сработает.
Она хотела зайти с фланга, но храмовник вовремя поворачивался, угрожающее подходя со щитом наизготовку. Нужно было предпринять что -то быстро и решительно. Что-то настолько же внезапное, сколь и... ломающее любое представление о тактике.
Чародейка ударила по ногам, выстрелив в ступню Каллена ледяным заклинанием, и уколола в колено. Мягко, но требовательно. Храмовник должен был ощутить, что после удар его нога не способна двигаться. Клэр мягким полупируэтом ушла от рубящего удара под лезвие клинка и уколола в руку, сочленение перчатки и стёганки.
Месть была бы совершена, но одно "но": Резерфорд оказался гораздо сильнее, чем могла предполагать чародейка.
И танцевальные удары, полупируэты и акробатика - очень слабые аргумент против длинных солдатских рук и быстрой реакции вымуштрованного храмовника. Клэр хотел уйти ему за спину и приставить лезвие к горлу, но слишком поздно заметила что по ледяным оковам идут трещины. Резерфорд наносил быстрый и сильный удар с разворота, как его и учили долгие, изнурительные тренировки в лучшие годы жизни.

+2

14

Когда Клэр потребовала остановиться, Каллен чуть было не грохнул себя рукой по лбу. Тренировка тренировками, но ранить он уж точно никого не планировал. Хотя с другой стороны ему показалось странным, Клэр обладала преимуществом с двух сторон: ловкость и магия. Это должно было помогать, но почему-то на глазах Каллена творился удивительный спектакль.
Она отвлекалась. Но на что? На храмовника, который хотел бы поддаваться, но никак не мог?
Каллен опустил щит и меч, осмотрел её с ног до головы, считая лишним интересоваться, не поранилась ли миледи. И сделал это не зря, потому что очень скоро от неё последовало требовательное «продолжаем», переполненное какой-то неистовой силой.
Он вновь поднял оружие, предпочитая не только атаковать, но и защищаться щитом, покуда это требуется. Её ловкость сбивала, но Каллен учился не так просто. Жаль только, что так же, как и она, он был немного слеп в этом бою. Глаза, такие грозные, такие холодные, сверкнули. Ногу охватило невероятное жжение, стало безмерно холодно и тяжело. Перед этим его больно укололи в руку. Кинув краткий взгляд. Он понял в чем причина, но не остановился, потому что как её магия появилась, так он и давала сбой.
Высвободившись из ледяных оков, на песке остались тысячи маленьких осколков, лениво тая. Пользуясь моментом, он занес оружие для удара.
«Не стой столбом!», прекрасные слова, которые ему орали в ухо, вдруг пронеслись в голове. Каллен очень хотел адресовать их Клэр, потому что именно столбом она сейчас и стояла.
Остановиться было просто. Остановиться так, чтобы не задеть её. Промах – порой прекрасная возможность, которая позволит избежать большой глупости. Клэр очень странно вела себя в бою, но она умудрилась отскочить. Оружие Каллена рассекло воздух, а он сам тяжело выдохнул. Ему было страшно задеть её.
Пришлось остановиться. Щит отлетел в сторону, а свободная от оружия рука подлетела в воздух, обозная перерыв.
– Если бы ты не отскочила в последний момент, меч бы далеко не воздух сейчас рассек. В чем дело? Я видел, как ты тренируешься, – сообразив сказанное, Каллен даже не покраснел.
Да, он смотрел за тем, как она порой проводит время среди тренировочных манекенов и «пляшет» с солдатами.
– Что не так? Если ты не знаешь, как правильно подойти, то стоит пользоваться магией полноценно, вкладывая в неё всю свою силу. Твоя возможность – это расстояние, пока мое оружие стремится к тебе, должна быть защита. Как только защита срабатывает, тебе надо атаковать, при это не выжидая, а моментально. И ставь по-другому ногу, так проще передвигаться, словно бы у тебя есть толчок для движения, понимаешь?
Он спешно подошел к девушке, встал рядом и показал, как именно лучше стоять.
– Видишь, как масса распределяется? Ты – быстрая и легкая, я – толстый и медленный, на мне еще должны быть доспехи, это минус. У тебя их нет, это и минус и огромный плюс, движения не стесняются.
Каллен встал перед Тревельян.
– Если удар идет с разворота, то лучше сделать что? – он показательно застыл, показывая удар и ожидая от неё ответа на такой простой вопрос. – Подсказка: явно не стоять столбом…

+2

15

Клэр уже слышала это, ещё в будучи в Круге. Все уроки давно пройдены. Тревельян знала что с лёгкостью может одолеть храмовника, но даже не пыталась предпринять что-то более изощрённое чем быстрый удар исподтишка.
Она могла буквально выбить землю у него из-под ног или опрокинуть на голову какой-нибудь из строительных камней. Любой из ударов мог быть пойман железно заиндевевшей рукой, и меч Каллена треснул бы от невыносимого холода. В конце концов, можно было просто заморозить противника на минуту, чтобы он почувствовал на себе преимущество долгих и упорных занятий магией.
Но чародейка даже не думал предпринимать что-то такое. Она хотела другого.
Изящное оружие с жалобным звоном упало на камень плаца.
Клэр рассержено посмотрела на храмовника и оттолкнула бьющую руку так, словно в ней была сила десяти огров. Парой быстрых шажочков она настигла Каллена и, дерзко отмахнувшись от щита, взяла его за шею. Он почувствовал что эта женщина притягивает его к себе, и взгляд голубых глаз, пылающих лириумом, не сулил ничего хорошего. Клэр на глубоком выдохе вцепилась обоими руками в сильную шею и повисла на солдате, неловко кусая его губы. Цепкий хват рук подавлял любую возможность сопротивления.
Тревельян поцеловала его, неловко впившись в нижнюю губу. Можно было почувствовать как одна искусанная от волнения плоть цепляется за другую, будоража что-то под рёберной клеткой. Клэр не пугал холод его доспехов - он сама была холоднее любой стали.
Наверное, прошла целая вечность, пока она смогла отняться от желанного лица. Чародейка дотронулась кончиком носа  до его губ, вдыхая терпкий аромат железа. Он донельзя раздражал, но был таким... непохожим на всё, чем пахнет лаборатория, что Клэр с удовольствием ласкала колючее лицо, инстинктивно цепляясь одним коленом за укрытое кольчугой бедро.
-Ты даже не оценил мои движения. Неужто так сложно понять чего от тебя хочет девушка? Я двигалась так, чтоб ты мог рассмотреть всё. - она поцеловала его в щёку и отпрянула. В лириумного цвета глазах бегали шаловливые огоньки, звавшие в храмовнике что-то, о чём он давно забыл.
Её порыв был искренним, и в этом не могло быть сомнений.

Отредактировано Clare Trevelyan (2017-11-12 00:21:35)

+2

16

Он уже не раз задавался вопросом, что именно творится в голове у женщин. Нельзя сказать, что Каллен хоть раз попытался их понять или правда с трепетом подойти к решению возникшего вопроса, но тем не менее, до сих пор сохранял полное неведение в этом деле.
Когда Тревельян старшая опустила руку, сложно было не заметить, как оружие падает на землю и с пренебрежительным звуком встречается с камнями. Отреагировать на резкое приближение мага было скорее невозможно, чем возможно. Но Каллен дернулся. Переступил с ноги на ногу, под женской требовательной силой опустил оружие и дальше… дальше он покраснел. Покраснел, как самое сочное яблоко, покраснел как самый сочный помидор. Он стал красным, а вместе с этим не просто обрел ворох стыда, но и сомнений в правильности недавно сделанного решения – пойти на поводу девушке с целью «потренироваться». Видимо теперь это называлось именно так.
Если в первую очередь он хотел оттолкнуть маленькое и хрупкое создание, то уверенности в себе и желаемых действиях Каллен не наблюдал. Рука, в которой он держал меч, отпустила оружие, позволяя ему также, как и оружию Клэр рухнуть на каменный плац.
Стоило бы притянуть её к себе, аккуратно обнять, словно бы она была самым драгоценным в жизни. Стоило бы, наверное, проявить внимание и в конце концов шевельнуться или улыбнуться. Или поцеловать. Или уйти. Или сделать что-нибудь.
Вместо этого Резерфорд, словно отхвативший удара от молнии, стоял как вкопанный.
Их него вышла бы отличная статуя – «задумчивый идиот», если уж придумывать ей название.
Может, он и вправду поступал неправильно, но здравый смысл умолял не пользоваться никакими положениями (да и Каллен в жизни бы не позволил себе), это была тренировка. Не более. Потому что более быть не может, храмовники и маги не всегда ладят между собой. Храмовники часто видят в магах угрозу, а Каллен, как бы не смотрел на Тревельян и как бы не хотел её обнять, обладал жутким умением быть нудным.
– Это глупо, – очень тихо произнес Каллен, поднимая руку и аккуратно высвобождаясь от приятных объятий.
Его щека пылала румянцем. Благо, что такого позора видно под покровом ночи не было.
– Точнее неправильно.
Для убедительности ему пришлось отступить на шаг назад. Оскорблять или обежать девушку он совершенно не хотел, даже не думал о таком. Но и все, что здесь творилось, было неправильным. Каллен искренне любовался на Тревельян, что выглядела в лунном свете безмерно красивой. Он ловил её удивительный взгляд, слышал учащенное дыхание и при этом нагло отступал.
Это всё и вправду было неправильным.
Резерфорд привычным движением потер затылок ладонью, поглядел по сторонам и затем пристально изучил землю под ногами.
– Не пойми меня иначе, ты великолепная. И может быть прекрасно видно, как я на тебя смотрю, когда та занимаешься, когда проходишь по двору, когда хотя бы пробегаешь мимо, меня тянет… изучать, смотреть, потому что я вижу в тебе нечто невероятное. Очаровательное. Милое.
Он сделал шаг в сторону, к несчастливой случайности задевая упавшее оружие.
– Совершенно неподходящее время и все, что крутится вокруг, оно словно...
«Вот ты всегда ждешь, Каллен, а если потом поздно будет», гадко мелькнули в голове слова сестры.
Все-таки иногда она была права и её стоило слушать. Каллен, наслаждаясь тишиной и обществом Клэр, устало выдохнул, вновь поднимая на неё взгляд. Ему не хотелось разочаровывать, тем более учитывая, что девушка и вправду манила к себе.
Отмахиваясь от всех предрассудков, Каллен вновь оказался с ней радом. Он поймал её, прижал к себе и наконец-то ответил именно так, как хотел бы с самого начала. Пусть слишком робко, но ответил. Маленькая, хрупкая, она поддерживалась его руками, чтобы не ускользнуть или не сбежать как хотел он. Её губы были мягкими, нежными, и Каллен не хотел прерывать поцелуй. Но ему пришлось.
– Прости. Я очарован тобой. Безумно очарован. Мне стоило бы раньше подойти к тебе, – он все так же не открывал глаза, говорил тихо и сдержанно, оставаясь всё так же близко. – Но ты сама понимаешь, насколько это неправильно.

+1

17

Она чувствовала себя тающей снежинкой в тёплых, даже горячих объятиях южного ветра. Каждое прикосновение Каллена отзывалось волнением в груди, его поцелуй был нежнее всех когда-либо испытанных Клэр. Цепкие девичьи руки ухватились за возлюбленного и не хотели упускать. Этот Резерфорд... был лучше чем кто был до него даже в умении идти навстречу.
-Неправильно - это то что мы до сих пор не вместе. Ради Создателя, командир! Я что, похожа на... на настолько легкомысленную?.. - Клэр смущённо закусил губу. Быстро проанализировав произошедшее этим вечером - каждое слово, каждое движение и всё что было в предыдущий период общения с храмовником, который едва знал чародейку-Тревельян, она пришла к выводу:
Да, во имя Церкви, она вела себя как влюблённая девочка-малолетка на гормонах.
-Ну... не смотри на меня так. - цепкая хватка не ослабевала. -Я знаю что это выглядит как полный идиотизм, но я...
В голове взорвался огненный шар рассыпчатых мыслей, одна хуже другой. Клэр рассмотрела за миллисекунду больше предполагаемых последствий события, чем целый конклав старших магов на совете по учебному плану для студентов. Интуиция и здравый смысл долбились в наглухо запертые двери рассудка, но Клэр уже начала предложение. Предложение, от которого она не хотела отказываться.
-...я люблю тебя. Ты самый сильный, храбрый и красивый храмовник, которого я видела, а другого мужчину попросту не хочу видеть рядом с собой. Не отступайся, прошу.
Она уже не чувствовала ничего вокруг, кроме его прикосновений и дыхания. Ей было бы плевать на наблюдателей, оклики, даже чьё-нибудь внезапное наступление или чудовищный разрыв Завесы, возникший прямо за спиной. Сейчас не было ничего важнее слов этого мужчины, которого она хотел в равной степени обнять и как следует отколошматить за этот глупый, робкий взгляд вечного девственника, который никогда не знал жизни вне поля боя и Церкви.
Как она могла влюбиться в такого столь быстро? Когда холодная и расчётливая Тревельян превратилась во вредную девчонку в мальчишеской одежде и с мальчишескими же игрушками рядом? Она никогда не была такой.
Но ради него была готова.
-Поцелуй меня ещё раз. Мы соберём наше оружие и пойдём каждый в свою сторону, если хочешь. Если тебе надо подумать. Но... - она не поверила своим ушам. - но ещё мы можем пойти ко мне, и я попытаюсь показать насколько сильно тебя люблю, Каллен Резерфорд.
Она внезапно отвернулась и покраснела, подставив его губам красивую шею и открытые ключицы. Щёки ещё больше покраснели, в уголках всё ещё девичьих, пугливых глаз, появились слёзы.
Ледяная Клэр Тревельян таяла, когда его пламя было рядом.

+1


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 12 Матриналис 9:41 "Ordinary world"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC