Dragon Age: Rising

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Ролевой проект по вселенной Dragon Age приветствует гостей и пользователей!
Система игры: эпизодическая, рейтинг: NC-17. Стартовая точка игры: начало 9:45 Века Дракона.

9.11.2018 NB Работа форума возобновлена. Желающим вернуться и восстановить свои роли и подтвердить свое присутствие просим заглянуть в перекличку.

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ТРЕБУЮТСЯ
Коул, Дориан Павус, Алистер Тейрин, Жозефина Монтилье, Мэйварис Тилани, Логейн МакТир, Варрик Тетрас, Себастьян Ваэль, Лейс Хардинг, Шартер, Бриала, Том Ренье, Вивьен, агенты Новой Инквизиции, Серые Стражи, агенты Фен'Харела, а также персонажи из Тевинтера.
Подробнее о нужных в игру персонажах смотрите в разделе Акций.
Ellana Lavellan
Эллана Лавеллан
Мама-волчица
| Marian Hawke
Мариан Хоук
Защитница рекламы и хранитель пряников

Cassandra
Кассандра Пентагаст
Искательница Истины в анкетах и квестовой зоне
| Anders
Андерс
Революционер с подорожником, борец за справедливость и правое дело.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 13 Нубулиса 9:45, "Ты нам не враг, ты нам не друг"


13 Нубулиса 9:45, "Ты нам не враг, ты нам не друг"

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s7.uploads.ru/GwzW3.jpg

Дата: 13 Нубулиса 9:45
Место действия: Империя Тевинтер, Тараевин. Таверна "Молоко Волчицы".
Краткое описание сюжета эпизода: Кунари в Империи не очень любят. Особенно в последнее время. И взбрело же в две рогатые головушки появиться там, где людям свойственно отпускать большую часть своих пороков: в трактире. Отряд наемников, расположившийся здесь же, совершенно не при чем.
Участники: Йяттар, Тарен, Виктория
Дополнительно: Осторожно, косситы.

Отредактировано Victoria (2018-02-06 11:37:32)

0

2

Пять пар глаз увлеченно наблюдали, как эль из огромной кружки медленно, но неумолимо, глоток за глотком исчезает в глотке рыжего долговязого парня с усыпанным веснушками носом. Второй, точно такой же, словно отраженный в зеркале, мужчина, сидел напротив и подзуживал своего брата малоинформативными, но очень эмоциональными вскриками. Наконец, кружка опустела и мужчина поставил ее на стол, громко стукнув донышком о деревянную столешницу.
- Я победил, - просипел он, переводя дух. - Гони монету, Лео!
Черноволосый мужчина с вытянутым, похожим на крысиную мордочку, лицом разочарованно крякнул и полез в кошель за причитающимся рыжему выигрышем. Макс и Вир, близнецы-лучники синхронно ухмыльнулись. Эти двое вообще были весьма азартными ребятами, и если им не удавалось поспорить с кем-то из отряда, они резались друг с другом в кости или карты, неимоверно жульничая и постоянно переругиваясь на эту тему.

Виктория откинулась на жесткую деревянную спинку стула и наблюдала, обхватив ладонями небольшую чашку, наполненную зеленоватой жидкостью резко пахнущей чем-то лекарственным. Иногда она делала глоток, морщась от крепости напитка и катала жидкость на языке, наслаждаясь острым привкусом степных трав. Вкус напитка раскрывался только по ходу употребления. Наемнице казалось, что она слышит запахи прогретой солнцем травы и чувствует сухие поцелуи ветра на обгоревшем лице. В прямом смысле обгоревшем. В тот день, когда она выбросилась из пламени, ведомая не сознанием но тем, что гораздо глубже, она мало напоминала ту женщину, что когда-то служила дому Файтенов. Ей повезло тогда, что мимо проходил тот наемник, Габриэль. Он смог дотащить все еще находящееся в шоке тело к своему отряду, приказал магу проследить, чтобы его находка не сдохла сразу и даже терпел ее сиплые стоны и бормотание в те месяцы, пока она приходила в себя. Виктория была обязана ему многим, но она уже отдала свой долг. Полгода она работала на Габриэля, не гнушаясь никакими заданиями, лишь бы поскорее выплатить виру за свое спасение. И оказаться подальше от того, единственного кроме Иво, кто знал ее историю. Наемнице была омерзительна та тень сочувствия в его глазах, которая зажигалась всякий раз, стоило Гэбу посмотреть на нее. Так что, едва расплатившись с ним, она поспешила покинуть его отряд, вместе с шестым подразделением, с которым закончился его контракт. Шестым подразделением, а ныне свободным отрядом наемников, управлял старый вояка Вэлиан. Но в его случае "старый" вовсе не значило "немощный". Смуглый, лысый, с лицом и фигурой горной обезьяны, Вэл вселял в большинство людей если не ужас, то неуверенность в себе. Со стороны казалось, что мозгов у него не больше, чем у табурета, но это было ошибочное мнение, которое он нередко использовал, прикидываясь туповатым громилой. На самом деле, более хитрожопую тварь еще нужно было найти. Он управлял осколками отряда железной рукой и требовал полнейшего подчинения, но и в ответ давал немало. Деньги, поддержка, помощь если она требовалась. Потому большинство его приказов выполнялось неукоснительно и мало кто не был готов отдать за своего командира жизнь. Макс и Вир, рыжие близнецы-раздолбаи, были одними из лучших лучников, которых видела Виктория. Не то чтоб она видела в своей жизни много лучников, но эти двое и впрямь заслуживали самой искренней похвалы. А уж когда они выходили на позицию вдвоем, плечом к плечу, можно было не сомневаться - стальной и очень острый дождь врагам обеспечен. Лео Виктории никогда не нравился, и это было взаимно. Невысокого роста мужичонка, с очень живым, подвижным, но совершенно не запоминающимся лицом. Вроде и смотришь на него, и думаешь: эту тварь забыть невозможно. Но только отвернулся, как задумаешься: а глаза-то у него какого цвета? А нос, прямой или сломан был?.. Виктория подозревала что тут замешано какое-то колдовство, не иначе. Простыми способами объяснить повальную амнезию было сложно. Лео редко затыкался. Он постоянно рассказывал то несмешные анекдоты, то слухи, подцепленные у местных шлюх и ночников, то просто байки. Иногда наемнице хотелось ударить его по затылку чем-то тяжелым, но она сдерживалась, напоминая себе, что Вэлиану такое самоуправство вряд ли понравится. Последним из сидящих сегодня за столом был мелкий, но все же выше Виктории, эльф с выбритыми на висках волосами. У него были длинные, тонкие пальцы, напоминающие лапки паука, и раскосые черные глаза, блестящие из-под густых, как у девушки, ресниц спелыми маслинами. Шайд в противоположность своему крысоликому приятелю был неразговорчив и скуп на проявление эмоций. Иногда присутствующие могли даже забыть о том, что он тоже сидит за этим столом и заказать выпивки без его доли. Правда, Шайд в таких случаях ничуть не обижался. Были и другие, но сейчас они разбрелись по своим делам. Кто-то решил посетить кузнеца и выправить свое оружие, кто-то просто отсыпался, а кого-то наняли для несложной работы. Виктории было спокойно. Она любила этих людей, по своему. Это не значит, что она была готова кинуться за любым из них, закрывая его в бою собой. И совсем не значило, что она не сможет бросить любого из них в случае чего прикрывать отход остальных в одиночку. Все это было частью опасной жизни наемника и они сами выбрали такую судьбу. Но все-таки, они нравились ей. Даже Лео, будь он не ладен.

Не смотря на то, что до захода солнца было еще далеко, в таверне уже хватало народа. В дальнем углу настраивал свой инструмент тощий парнишка с длинными, падающими на лицо белесыми волосами. Менестрелей часто звали поиграть в таверну, и даже выставляли им ужин и выпивку. Музыка всегда привлекала посетителей.
Люди гомонили: травили истории и жаловались друг другу на жизнь. Отпускали комплименты молоденьким разносчицам и ссорились между собой. В этом непрекращающемся гомоне была жизнь. И тем более странным показалось, когда все звуки в таверне оборвались. Люди угрюмо молчали и внимательно смотрели в сторону открывшейся двери, на тех, кто стоял на пороге. Виктории было любопытно, из-за чего вся эта суета, но не настолько, чтобы подняться из-за стола и лезть вперед, расталкивая остальных зевак. Вот еще.

Отредактировано Victoria (2018-02-06 12:27:34)

+1

3

Небо - тяжёлое, вязкое, комковатое. Так низко, что кажется, стоит вскинуть голову, и подпорешь его рогами. А ведь оно - сырое и тёмное, больше всего похожее на валяное одеяло на середине работы - и так с утра щедро полоскало дождём всё под собой. Отражалось бугристыми волнами в не менее серых лужах. И ни в какую не хотело пропустить вниз хоть парочку лучей света...
По узким мощёным улицам бодро журчали ручейки мутной воды, их, потемневшую от воды черепицу, выжженные солнцем пёстрые тенты, резной, древний, как сам город, камень  и те самые улицы - нещадно хлестало ливнем. Над головой от края до края -сплошь набрякшие тёмные клочья облаков.
С рассвета и до сего времени - в сизом мареве ни одного просвета, а от этого, не смотря на ранний ещё час, в узких проулках и под скатами крыш уже начинают сбиваться тени.
Под промокшие насквозь плащи - пробирается паскудный холодок, в сапогах - прескверно хлюпает.
И от того же, наверное, особенно яркой, манящей выглядит расписная вывеска показавшегося наконец трактира.
- Гляди-ка, не соврали! Вот она, - Тарен бодро хлопнул брата по плечу и первым шагнул под навес над широким крыльцом, - славно!
- Увидим.., - Йяттар шагнул следом.
Остановился на верхней ступени, внимательно огляделся.
Оптимизма напарника он не разделял. Но тепло и крыша над головой сейчас, после нескольких дней пути, имели приоритетную важность.
- Брось, ты просто их напугал. Улыбался бы иногда, что ли...
- Кадан...
Сайрабаз поймал брата под локоть, заставляя обернуться.
- Если я улыбнусь, - он стянул с лица шейный платок и сощурился, - они ж стражу позовут...
- Не исключено, - младший острозубо разулыбался сам, весело хохотнул, поймал родича за руку и втянул его на крыльцо, - идём уже!
- Идём, - Яттар послушно сделал ещё пару шагов, натянул шейный платок на место и, бросив через плечо последний настороженный взгляд, толкнул от себя массивную дверь...

- Моё почтение.., - гулко прокатилось по притихшему залу.
- Отлииично, - Тарен усмехнулся и неторопливо стянул капюшон, свечные блики лизнули рыжим оковку его рогов.
- Согласен, - невозмутимо кивнул Йяттар.
Он словно не замечал ни повисшего в зале напряжения ни того, как большая часть собравшихся уставилась сейчас на него и его спутника. Устало потянул плечи и неторопливо оглядел помещение.
- Тут тепло. И кормят.
Яттар чуть помедлил, по примеру брата стянул капюшон…
Где-то в дальнем углу натужно скрипнул стул. Начинается.
- Шанедан, хозяин, - коссит почтительно кивнул в сторону стойки, демон их разберёт, этих басра, кто тут хозяин, но должен быть там, - нам бы поужинать. Мяса б, похлёбки какой… горячего. Много.
Тарен меж тем огляделся ещё раз, уже без помех сырого капюшонного полога. Ну надо же – свободный стол? Или с него только что ссыпались? Как с самого близкого к…
Вот и славно!
Ну что ж, добротный, пусть и не велик, двоим – вполне хватит места, и под плошки и под пожитки. Грязноват, но и пусть его. Плохо, что в углу. Вон какие рожи гостеприимные, того и гляди знакомиться потянутся… с дубьём наперевес.
Аааа и хрен с ними, за миску тёплой еды сейчас – можно и постоять.
- И в..,  - начал он, беря курс на посадочное место.
- Верно, выпить, - подсёк его родич, в то же время кивая с самым согласным видом, - тоже горячего. Но не горячительного.
Рогоносцы обменялись выразительными взглядами, младший – фыркнул, ногой придвигая себе табурет, старший – стянул, наконец, платок и устало улыбнулся с умиротворением старого клерика после проповеди, не иначе. Старые шрамы тут же стянули эту улыбку в генлочий оскал.
- Да, и комнату б. На ночь. Одну пока. Платим сразу.
«Пока в счёт не вошли последствия местного гостеприимства» - уголки губ Тарена понимающе дёрнулись вверх. Он пнул второй табурет в сторону брата и широким жестом смёл сор со стола на пол, хлопнул сверху свою дорожную сумку.
Косситы снова переглянулись, одарили друг друга парой довольных улыбок и принялись не торопясь устраиваться.
Покрытую незатейливой росписью по пустившей трещины штукатурке стену подпёрли поочерёдно колчан с копьями, нечто, заботливо укутанное в бычью шкуру и внушающих уважение размеров меч, спинку единственного имеющего её стула – кривоногого а потому никем так и не занятого – завесили оба плаща. На деле стоило бы устроить их ближе к камину, но… может, позже. На потёртые доски стола легли два скорняжных ножа, кисет да табачная трубка. Следом Йяттар выложил видавшую виды тощую книжицу в кожаном переплёте и, жестом поманив Тарена ближе, ткнул пальцем в одну из мелко исчирканных страниц.
Во всё ещё царящей в зале тишине, казалось, неловко было жужжать даже сонным по слякоти первым весенним мухам.
- Полезут? – одними губами уточнит Тарен, набивая трубку.
- Если дураки, - пожал могучими плечами Йяттар.
Он смахнул за спину мокрую косу и выразительно пристукнул когтистым пальцем по странице, - Так вот смотри…
Огниво хрипло чиркнуло над клубочком трута, тот с треском поплыл алой сеткой, разродился тусклым язычком пламени. В следующую минуту из занятого косситами угла потянуло терпкой горечью и не местными пряностями.
Тарен на манер дракона выпустил дым из ноздрей и с удовольствием вытянул ноги.
- Ыэххх..!

Отредактировано Karataam (2018-04-18 05:46:41)

+1

4

Посетители трактира явно немного обалдели от устроенного двумя борзыми, как псы, да не в том смысле, кунари, представления.
- Ой что буде-е-е-ет, - тихо, но так, чтобы его слышали сидящие за столом собратья по оружию, протянул Лео, который, как и всегда, умудряющийся рассмотреть все подробности приближающихся неприятностей.
Как у него это получалось - не знал никто, но и постигнуть эту тайну никто не пытался. Вполне достаточно было и того, что Лео, - трепло и балабол, - обязательно перескажет все в красках и лицах, а может даже в жестах и восхищенных ругательствах. Ему бы в скоморохи пойти, да платят мало и рожей поганой не вышел.
Виктория подняла одну бровь, - на сожженной половине лица часть мышц потеряла свою подвижность, а потому теперь ее удивление всегда выглядело до крайности ироничным, - бросая на Лео быстрый взгляд из-под ресниц.
- Ну там, короче, косситы. Здоровенные.
- А?
- Косситы. Ну кунари.
- А.
- Не перебивай, Болтунья.
Виктория оскалилась, демонстрируя уродливо перекошенную рану рта. Прозвища Лео раздавал щедро и метко, за что очень многие хотели бы набить ему его неприметную рожу, и Виктория была в их числе. Но чаще всего обходилась лишь пугающими гримасами, да неприличными жестами. Женщина отхлебнула глоток своего напитка, катая на языке полынную горечь, и нетерпеливо дернула кистью руки.
- Ну так сама же перебиваешь! - возмутился наемник, но рассказ продолжил, - Здоровенные, говорю, кунари. Все в каких-то бирюльках, ну чисто девки из порта.

На этом месте Лео даже смачно всхрапнул, видимо припоминая тех самых девок. Виктория поморщилась. Довольно таки потребительское отношение к женщинам не было для нее чем-то новым и необычным, она и сама большую часть жизни была лишь полезной вещью. Да и в отряде Габриэля почти все поголовно считали, что командир свихнулся и за каким-то демоном трахает подобранную незнамо где уродину, вместо нормальных сочных девок из «лагерных невест», как наемники называли прибивающихся практически к любой наемничьей армии девок из шлюх да опозоренных, которым больше некуда было идти, кроме как в те же шлюхи. Дикий горох, что у дорог растет - любой захотевший может отщипнуть. Среди наемников у них, по крайней мере, был шанс не сдохнуть от побоев, а может даже подцепить себе муженька не из брезгливых. Ну а иначе, зачем командиру селить ее в своей палатке? Того факта, что Вик была профессиональным телохранителем, и опытный вояка вычислил это сразу, а потому приставил девку бдить за своей много кому мешавшей тушкой, им было неизвестно. Впрочем, Виктории было насрать большую кучу на все слухи и домыслы. Грязным языком много не наметешь, разве что пол помоешь. А ей с того никакого вреда. Было бы желание лишний раз рот открывать. Один хрен - чем больше оправдываешься, тем больше окружающие уверен в своей правоте.

Лео, тем временем, продолжал прямой пересказ событий:
- За стол сели. И как их табуреты выдерживают?! Говорят о чем-то с хозяином, я тут не вижу, да и вообще по ним демон что поймешь. Но похоже васготы... Короче предатели этой их Кун, отступники. Шваль вроде нас, не перебивай, Болтунья. Там через столик мужички зашевелились. Кретины. А нет, просто пьяные. Пьяные кретины, кто же на таких здоровяков с табуреткой лезет... А теперь, господа, я бы посоветовал отползти подальше. Особенно тебе, птичка ты наша. Зашибут-с.

Виктория пожала плечами, и еще вольготнее раскинулась на стуле. Разве что ноги на стол не положила. Да и на остальных предупреждение Лео не произвело никакого впечатления.
- Забьемся, что мужики их отделают? - Макс толкнул брата в бок локтем, показывая зажатую в руке золотую монету.
- Забьемся. Кунари сделают из этих пьяниц собачий фарш!
- А почему собачий?
- С костями, братец. С костями.

Отредактировано Victoria (2018-11-02 19:39:00)

0

5

- ...серьёзно? - Тарен снисходительно сощурился куда-то за спину брату, точно на случайно попавшую под сапог сороконожку, которую и мучиться бросить жалко и дотоптать - брезгливо.
- Не отвлека... опять? - длинногривый коссит не потрудился даже обернуться.
Вместо того он торопливо прикрыл свою книжицу и хозяйственно сунул за борт окованного наруча. Чтоб не потрепалась.
-Будут... бить?
- Табуретом, - кивок заставил привески к рогам задорно звякнуть друг о друга.
- Яйца Кослуна!, - усталый стон сплетается с натужным скрипом покидаемого стула.
С которого Яттар подскакивает с противоестественной для столь внушительной туши лёгкостью. Поборов мимолётный порыв щёгольски встретить чахлое оружие перебравшего противника в лобовую рогами, он перехватывает несчастный табурет могучей пятернёй и задирает над головой.
Вместе со всё ещё цепляющимся за него не в мену ретивым... или пьяным - нападающим...
Затем - с силой встряхивает свой трофей, заставляя человека под хруст собственных вывернутых запястий, отлететь в сторону, под соседний стол. На пути едва не сбив ближайшего едока. Яттар настороженно оглядывается на хозяина заведения - тот, застыл нелепой статуей, стиснув в руках пивную кружку - и собирается было демонстративно опустить табурет на пол. В знак добрых намерений и заботы о местном добре, гляди мол, даже не помял.
Но не успевает.
Баз везде одинаковы... Никакой наблюдательности. Никакой дисциплины. Даже с логикой у большинства - более, чем тяжко.
Ну вот с чего?
Уточнить "с чего?" - времени уже не находится.
Вместо этого сайрабаз неловко отшатывается назад - от очередного предмета мебели, на этот раз - с опасно массивной резной спинкой. И пинком отправляет сжимающего его мордатого детину в добротном, но знатно измятом камзоле - под свой стол. Подняться ему не даёт уже второй пинок, от вскочившего следом Тарена.
Вот только в тесном углу за столом - двум серокожим великанам не развернуться, младший лишь мрачно сплёвывает под ноги и пятится к стене, чтоб дать родичу пространство для манёвра.
А табурет, с которым так и не успел расстаться Яттар, с размаху влетает в челюсть третьему агрессивному завсегдатаю. Крупные зубы пополам с кровью пригоршней кукурузы прыскают на пол!
Многострадальный колченогий подсрачник - рассыпается колкой щепой, оставляя в одну из ног в когтистой косситской лапе. Мужик, однако, оказывается крепче товарищей, и почти тут же поднимается на ноги. Он оглядывается на свою компанию, разом подскочившую из-за стола, и рёвом хватается за болтающийся у пояса клинок. Сайрабаз тоже молча тянется к тесаку...
- Паршара!
Рука Тарена тяжело ложится на плечо брата. Во второй он сжимает метательное копьё. Привычная для кунари, человека такая игрушка пробивает насквозь, в момент уподобляя редкому уродливому жуку на расправительной рейке коллекционера сушёных тварей.
И этого - пробьёт, если не угомонится.
В отличии от старшего, младший из косситов ещё полагает, что дело можно уладить без крови.
Почти без крови.
- Стой! - остро выструганный клюв копья целит в грудь выхватившего стилет человека, - стой, басра-вашедан, если хочешь жить. Мы ничего вам не сделали. Но можем...

+1

6

- Достаточно! - в наступившей тишине, которую разрушало лишь сопение мужчины со стилетом, да стоны того, что разорится теперь на услуги лекаря, голос наемника был слышен особенно хорошо.
Вэлиан поднялся из-за стола, и теперь наблюдал за происходящим, прислонившись к стене.
- Угомонитесь, серые, - мужчина почесал сломанный несколько раз, а потому похожий на раздавленную картофелину, нос, - Достаточно того, что вы пересчитали придуркам зубы. Убийства вам не простят. Вы тоже успокойтесь.
Судя по всему, какой-то вес в здешнем обществе Вэл, все-таки, имел, потому что мужички хоть и заворчали негодующе, но и драку пока не продолжили. Только тот, что сжимал стилет, злобно сверкал глазами, переводя взгляд с косситов на наемника и обратно.
- Эти серые крысы напали первыми! - мужчина тяжело дышал и тыкал пальцем куда-то в сторону рогатых великанов, - Они изуродовали Роло!
- Вранье, - Вэлиан махнул рукой, словно отсекая разговор, - Все всё видели. А Роло сам виноват, вас никто не просил нарываться.

Виктория поставила кружку на стол и сложила пальцы в замок. Почему-то все происходящее ей дико не нравилось. И дело было не в самом факте драки - в трактирах они, порой, вспыхивали так же внезапно, как и народные гуляния. Да и логично было что в Тевинтере, наиболее часто страдающем от нашествий кунари, на этих самых кунари будут смотреть косо. Особенно сейчас, когда дредноуты этих тварей атаковали прибрежные берега, заставляя тевинтерцев отступать вглубь своей страны.
Рогатые были сами виноваты, они одним своим видом спровоцировали пьяниц на атаку.
И во всей этой ситуации не понятно только одно. За каким хреном Вэлиан полез их защищать? Он редко что-то делал просто так, а словосочетание «чувство справедливости» обычно означало для наемника не больше, чем пердеж бронто.  А значит он хочет сманить кунари к ним в отряд, - иных вариантов ответа на вопрос «ну и нахрен он полез» Виктория не видела. И не сказать, что ее это дохрена радовало. Они потеряли много людей на последних заказах, это верно, и потери требовали восполнения. Но... кунари. Вэлиан, кажется, перепил. Кто их наймет, если в их отряде будут серые?
Вот только ее мнения по этому поводу никто не спрашивал, ее слово в этом отряде вообще имело не самый большой вес. А потому Виктория просто откинулась на спинку стула, посмотрела на близнецов и шевельнула мизинцем в сторону Вира, ставившего на то, что победа останется за рогатыми. Макс с хмурым видом кинул близнецу золотой, который тот тут же проверил на зуб и кинул в напоясный кошелек.

- Если ты продолжишь драку, Каликс, из этого не выйдет ничего хорошего. Этих кунари, конечно, посадят в острог и казнят за убийство мирных жителей Тевинтера. Вот только ты этого уже не увидишь.
Судя по всему, Вэл уже непрозрачно намекал пьяницам на то, что для косситов ничего не стоит сделать из них всех отбивную. Виктория тяжело вздохнула и закатила глаза. Вот еще возится, делать ему нечего.
- Вы, - Вэл, тем временем, перевел взгляд обратно на кунари, - Опустите оружие. Они все поняли, и больше не полезут.
Что-то в его голосе было такое, что заставило мужчину, скрипя от злости зубами, убрать стилет обратно в ножны и, подхватив своего «подраненного» приятеля, удалиться на свое место.
- Вы умеете находить друзей, верно, приятели? - улыбка Вэлиана совершенно не красила, делая обезьянье лицо наемника еще гаже, - Вы что, не знаете, что тут идет война с вашими рогатыми родичами? Даже васготу появляться сейчас в Тевинтере опасно.

Отредактировано Victoria (2018-11-05 10:37:24)

0

7

Косситы синхронно обернулись на подавшего голос мужчину, когда тот закончил отповедь всем участникам потасовки - переглянулись. Так же синхронно опустили оружие. Нож Йяттара, возвращаясь на место, глухо чиркнул о ножны, копьё Тарена - бряцнуло об облупившиеся бока оставшихся в колчане собратьев. В словах кривоносого было достаточно дельного - перебить весь трактир и уйти, стань оно необходимым, братья не смогут... вернее может и смогут, но едва ли уйдут далеко.
Да и опять же - жрать хочется.
"А то я не предупреждал?!" - Тарен сощурился на родича.
Тот - молча покачал головой и кивнул брату на табурет в углу.
"Разберёмся. Во всём разберёмся."
Может, хоть теперь удастся отдохнуть да набить брюхо?
Тарен усмехнулся, но пожал плечами и покорно возвратился на место. Прежде чем последовать его примеру, Йяттар подчёркнуто осторожно - за ремень - вытащил из под стола последнего участника свалки. Не способного пока ни уползти самостоятельно ни членораздельно послать его по рогатой матери. Демонстративно неторопливо уложил на свободном пятачке пола у стойки. И только после - возвратился в облюбованный угол.

Две пары красных глаз теперь - внимательно разглядывают разогнавшего кабацкую свару вояку. В том, что улыбчивый мужик - именно таков, сомнений нет. Наёмник или солдат? Скорее уж первое. Слишком привычно одет, слишком уверенно держится, слишком много следоб прошлых драк - на излишне спокойном лице. Да и компания за дальним столом - под стать. Точно не сослуживцы в увольнении. А для бандита - слишком велико его влияние на местных, те не столько боятся, сколько уважают.
Интересно.
- Они нам - не родичи, - Йяттар поправляет на лице платок, сбившийся но так и не сползший к шее. Ещё не хватало сверкать сейчас шрамами. Второй волной пьяной дури басра может смыть и их нового доброжелателя.
Брат легко касается его плеча, улыбается.
Это что их сейчас - прощупывают? Не похож улыбчивый крепыш на праздное трепло. И на задиру, просто продвинувшегося в очереди на то, чтоб попытаться подержать за глотку "живого кунари" - не похож.
Ответом младшему служит поворот головы и ленивый кивок. Старший чуть отстраняется от стола, снова кивает - теперь в сторону общительного наёмника.
Уступает переговоры.
- Ну так-то да, - Тарен тоже кивает, уже собеседнику, привески к рогам согласно звенят, - мы само дружелюбие! Только кто ж знал, что у вас тут принято табуретом по морде здороваться? Баз от стране к стране - такие разные: одни без маски на пол морды даже посрать не сходят, другие - без собаки с хорошего оленя ростом. Тут вот - без табурета...
Он будто виновато жмет крепкими плечами, смеётся, улыбаясь во все свои акульи зубы. Противоестественно открыто и искренне для серого великана.
Бирюльки над головой - снова тихо звенят, ловят свечной свет красными камушками...
За соседним столом кто-то громко давится пивом. Тарен щурится, довольный произведённым эффектом. Он бы и сам не прочь сейчас чего хлебнуть, да на столе из самого съедобного - дорожная сумка, потухшая трубка да кисет табаку...
- ... а друзей мы, похоже, уже нашли, - Яттар поднимает на наёмника тяжёлый взгляд, - что ты хотел узнать, кабетари?

Отредактировано Karataam (2018-11-05 08:22:14)

+2

8

Виктория вслушивается в диалог своего командира с, - как там Лео их назвал? - васготами, прикрыв глаза и недовольно подергивая искалеченными пальцами под слоем повязок. Это было единственное, чем она позволяет себе выразить неудовольствие, в принципе не особо привычная к тому, чтобы показывать другим свои истинные мысли. Только когда открывает глаза - видит быстрый, булавочный, кинжальный, взгляд Шайда и теряющуюся на тонких длинных губах ухмылку, да понимающий взгляд Лео, быстро гаснущий под опущенными веками. Те двое, что привыкли скрываться в тени, плыть по ней, - один на городских улицах, срезая людям кошельки и жизни нити, второй по лесам, вынюхивая следы животных и двуногих тварей, - тоже не способны одобрить такой заметности. Но, как и Виктория, прекрасно осознают, что в прямом бою, - когда лоб в лоб, и меч против меча, и щит важнее танцевально-смертоносного, -  от них пользы не так уж много. В хорошем отряде должны быть и те, кто встанет впереди, отвлекая на себя внимание врага. А кто с этим справится лучше, чем серокожий и рогатый великан? Вот только есть тут и другая проблема. В последнее время их все чаще нанимают именно кунари убивать, да от кунари защищать. И кто для целей их противней, чем обычные «баз»? Только кровные их родичи, предавшие уклад, сумевшие переступить через себя, на вкус попробовав свободу.
«Мы станем мишенями», - думает Виктория, но не решается произнести это вслух. Как если бы слова произнесенные имели силу заклинаний.

- Друзей или нет, - голов Вэлиана становится насмешливым, как если бы его и впрямь забавляла вся эта ситуация с разборками трактирными, - Это вам решать. Уже не врагов, что в ситуации бродящих по Тевинтеру васготов уже не так дерьмово, верно? Присоединяйтесь к нашему столу. Может нам есть что друг другу предложить, верно?
«Грубо работает», - улыбается уголком рта Виктория, снова утыкаясь носом, - а скорее и всем лицом, чтобы спрятать его, - в кружку, - «Для них может и хватит».
На самом деле, надеется, что нет. Ей вовсе не нужны проблемы с двумя рогатыми в их отряде, что, если честно, в последнее время скорее на шайку тянет.

За всем происходящим никто бы не заметил, пожалуй, что задира бывший таверну покидает, оставив своих друзей внутри. Никто бы не заметил, - из обывателей, привыкших опасность за спиной оставив надеяться, что стороной прошла и больше не вернется. Женщина встает, чтоб прикоснуться к плечу командира кончиками пальцев и кивает резко в сторону опустевшего места того, кого назвал он Каликсом.
Два варианта. Или он пошел набраться в неоскверненную рогатыми таверну, оставив тут подранков, или же тут скоро будет веселее, чем до сих пор.

Виктория нащупывает в кармане крохотную бутылочку, за которую, даже достав через Лео, она заплатила половину своего месячного жалования. Мучительно сжимает губы, выдыхая сквозь стиснутые зубы. Ей к демону не нужны все эти проблемы из-за парочки рогатых недоносков. Но, судя по всему, они будут, и большие. Принесло же их сюда. В этом городе десяток таверн заполненных всякой швалью, способной свернуть им шеи. На кой было выбирать именно эту?

Отредактировано Victoria (2018-11-05 17:37:40)

0

9

Не сводя глаз с человека, Йяттар криво усмехается под своим платком.
Вербуют?
Может статься, оно и кстати. За время пути кошельки братьев заметно сбавили в весе. Однако, стремясь козырнуть эрудицией, мужчина лишь выдал то, что несмотря на близость рогатого врага, слухов о нём нахватался по верхам.
Коссит устало морщится:
- Какое нам дело до васготов?
- Брат хочет сказать, - Тарен снова обезоруживающе улыбается, - что таская слова из чужого наречия, неплохо было б вместе с ними и смысл прихватить.
Тарен кивает, весомо, неторопливо. В последний раз взвешивая варианты. И поднимается на ноги, деловито цепляет к поясу сумку.
Что ж, прибиться к наёмничьему тааму сейчас и вправду будет не лишним. Или разбойничьему? Не впервой, и не таким промышляли. Это всё ещё Тевинтер, который сайрабаз ненавидит не меньше, чем взрастивший и изувечивший его Кун, но пока нет нужды охранять лощёные от высосанной из чужой крови силы рожи Магистров - дело того стоит.
Он тянется через стол к своему мечу, легонько подталкивает родича локтем в плечо. Тот крепит к поясу кисет, с сожалением выбивает из трубки на пол истлевший без толку табак, прячет её в свою сумку.
Россыпь мелких угольков злобно шипит, захлёбываясь в тёмной, не успевшей высохнуть, лужице среди россыпи зубов. На пару мгновений ровняется цветом с горстью камешков на его рогах и в волосах родича.
- Элем проставьтесь, - сдаётся старший, перекидывая через локоть сырые ещё плащи, - если твой торговый лучше кунлата, то вопрос только в цене и подробностях дела.
Тяжёлая ладонь словно бы невзначай ласково оглаживает рукоять привычного оружия, царапает роговыми когтями по вытертой коже оплётки. Товар лицом, так сказать.
- И побыстрее бы, не-враг, - младший набрасывает на плечо лямку колчана и снова улыбается, на этот раз - подошедшей поджарой женщине в тёмных тряпках.
- Девочка права, - быстрый взгляд в сторону неплотно прикрытой входной двери, - если этот кусок кабальего навоза сейчас не вешается от досады за сараем, то времени у нас не много. На такой интересный разговор.
Он осторожно, бережно как-то подхватывает подпиравший стену кожаный свёрток, проверяет, надёжно ли тот перемотан ремнём, кивает сородичу. Тот без особого интереса окидывает взглядом компанию, к которой им предложено присоединиться. Для полноты коллекции зверинцу не хватало, пожалуй, только двух великанов с окованными рогами. Больше всего внимания привлекает эльф. Наверное потому, что его тут быть не должно. Как и крохотного флакона - в руках женщины.
Это - неправильно. Но пока заслуживает разве что учёта. Йяттар - учитывает. Отмечает для себя. Как в прежние времена, когда не было ни тетрадей ни карандашей, ни свободных рук, чтоб выводить одним по другому.
И - шагает к столу, навстречу запаху выпивки и ощутимому почти напряжению.
Взаимное неодобрение не чета дружелюбию, даже сближает...
Тарен не отстаёт, прижимая к груди свой свёрток и довольно позвякивая рогами.

+1

10

Вэлиан кивает ей, мотнув головой в сторону стойки. Не дура, поняла. Какой бы она не была замечательной боевой единицей, как бы она не умела навалять близнецам на тренировке, она по прежнему остается бабой, чья роль, по мнению наемного люда, не сильно отличается от роли полезной передвижной бездушной приблуды, вроде орлейского требюше, или бессловесной скотины, вроде слюнявого ферелденского мабари. Наверное, ей должно быть противно, но Виктория не ощущает в себе какого-то особого сопротивления. Просто в очередной раз отмечает про себя, что ее полезность отряду выражается в подчинении и беспрекословном следовании приказам, но стоит ей хотя бы немного взбрыкнуть, как ее же первую переведут в разряд «не особо полезное пушечное мясо».

Проходящий мимо гигант, почему-то, смотрит на нее как на кучу нажьего дерьма. Тоже не особо удивительно, они, серомордые, на всех так смотрят. Вот только одно дело кунари, подчиняющиеся каким-то своим загадочным законам и правилам, логичные до невозможности и эффективные до безумия, - ее безумия, пока она, сломав себе все мозги, пытается понять закономерности. Другое дело - острозубая каланча, разодевшаяся как шлюха на выпасе, и вывесившая себе на рога запас металла с целого гномьего тейга. А потому, в ответ на взгляд Виктория задирает обгоревший край губы, демонстрируя волчью улыбку. Людям этого, обычно, хватает, чтобы отвести взгляд. Жаль, что лишь людям. Кружки с элем, добытые от непривычно молчаливого трактирщика, глядящего на нее почти с молитвенной просьбой убираться отсюда к демоновой матери, она ставит на стол уже подчеркнуто аккуратно, не глядя ни на кого из присутствующих. Наверное, она имела бы большой успех будучи разносчицей, - как в маленьких ладонях поместились кружки для всего отряда, кроме нее самой, оставалось только догадываться. Вот только глядя на выражение ее лица, ни один любящий заработок трактирщик не допустил бы ее до такой работы. Уж слишком неприятная ухмылка чудилась людям на лице, обычно спокойном как северные скалы.

- Присоединяйтесь к нашему отряду, - Вэлиан принюхался к элю и, видимо, найдя его достаточно хорошим для дегустации, присосался к своей кружке, - В последнее время у меня становится все меньше людей. Кто-то покидает нас не желая больше сражаться с кунари, и предпочитая им более спокойные контракты у собачников или масочников, забывая о том, что для наемника мать - это война. Жалкие трусы.

Братья-лучники синхронно усмехнулись, разбирая свои кружки. Наверняка им обоим было что сказать по этому поводу, но вместо этого они, на тевине, продолжали спорить о том, сможет ли подобный великан проломить окованными рогами стенку, или не стоит и пытаться. К сожалению, этот спор так и останется неразрешенным, ибо уговорить коссита прошибать лбом стены им явно не удастся. Виктория смотрела на них из-под полуопущенных ресниц, как на расшалившихся детей, одновременно скашивая глаза на их возможных будущих собратьев по оружию. Судя по тому, что никакой реакции не было, язык благословенного Тевинтера они не понимали. Или очень хорошо делали вид, что не понимают, - по их рожам, не смотря на мерзкую ухмылку одного из, все равно ничего нельзя было прочитать. Впрочем, Виктория больше смотрела не на них, пусть косситы и привлекали к себе внимание. Чаще всего наемница скашивала глаза в сторону выхода, в ожидании неприятного визита. И видела, что остальные так же напряжены, пусть и не подают вида. Как бы хорошо к наемникам тут не относились, бойни в таверне им не простят, и они это понимали. Осталось только выяснить, как этого избежать. У Вэлиана наверняка был план и по этому поводу, Вик в нем ни капли не сомневалась. Но, все-таки, ей очень не нравилось, что мирный вечер скатился к разборкам.

- Кто-то был ранен, или даже убит, - продолжал их предводитель, задумчиво выстукивая пальцами по столешнице прилипчивый мотивчик, - Скрывать не буду, обычно нас кидают в самую задницу. Сынков благородных у нас тут нет, да и многие из граждан с нами срать на одном поле не сядут. Но они платят. Что скажете? Вы ведь явно прибыли в Тевинтер не для того, чтобы посмотреть на местные красоты.

Отредактировано Victoria (2018-11-06 21:35:57)

0

11

Молчаливая тощая девочка, похоже, не на высоком счету в тааме. По крайней мере обычно на подхвате в быту у баз - именно такие. Поравнявшись с Тареном она от чего-то скалится. Или улыбается? Или... всё же скалится..? Коссит не может разобрать на на всякий случай - ещё раз улыбается в ответ. Не в пример товарищам, шрамы на её лице его не пугают. Да и вообще не производят какого-либо впечатления. Разве что вызывают лёгкое любопытство - как это она? И И когда? Баз придают слишком много значения отметинам на своих телах - случайным или нанесённым намеренно. Он не всегда об этом вспоминает...
Кружки тяжело топают донцами о засаленный стол. к ним со всех сторон тут же тянутся, словно паучьими лапами. Кто ж упустит халяву, когда другой проставляется?
Братья усаживаются напротив двух, оставшихся бесхозными. Любопытные взгляды пока недостаточно остры, чтоб царапать и сквозь толстую косстискую шкуру.
Вот теперь можно и потолковать:
- Ты - стэн..? - Йяттар спотыкается о непонимание во взгляде того, которого прочие зовут Вэлом, - командир... этого отряда?
Он поочерёдно медленно присматривается к лицам каждого из собравшихся, снова почему-то задерживаясь на эльфе. Сайрабаз не уверен, почему наличие в шайке остроухого так его настораживает, но отгонять эту мысль не спешит. мало ли... А вот присутствие двух баз с одним лицом наоборот, обнадёживает. Не менее инстинктивно, самим фактом того, что за столом и в отряде собрались не сплошь одиночки, некоторым есть что терять. С такими - спокойнее. Они - рассудительнее и логичнее, даже если на вид совершенные психи. Когда есть, то самое, чего страшно лишиться, даже у баз дурь и безрассудство идут на убыль...
Тарен тем временем с интересом прикладывается к своему пойлу. Охотно кивает после пары глотков и придвигает родичу его порцию. На вкус не хуже ферелденского, густое и достаточно горькое... а уж отравить коссита, если на то пошло - задачка сложная. Он снова зыркает на нахохленную мокрым вороном женщину. И чего она? Немая? Им что - предлагают её долю? А коли нет - тогда к чему такой взгляд?
Вот-вот в кружку ядом плюнет, как тот василиск!
Он улыбается ополовиненному элю и делает ещё один большой глоток.
Взгляд сайрабаза тем временем снова останавливается на крепко сбитом лысом главаре: снаряга, шрамы, поза, выражение лица...
Стен.
Он обхватывает пальцами кружку. Несуразно маленькая для косситской руки, под когтями она выглядит скорее стаканом.
- Тогда повторю - важны цена и подробности. Обычно мы... охраняли. Торговцев, шваль..?
- Шевалье! - "звенящий" великан хрюкает в свою кружку, - шевалье они, брат!
- А разница? - уточняет старший тоном, на корню хоронящем шутку, кивает, - шевалье. Баз-сайрабазов.
- Маги, - Тарен привычно влазит в роль толмача, - ну у вас-то это законно. Поместье вот пасли на протяжении всей этой сраной истории с дырами в небе.
- Но и... не только, - старший спускает платок, пользуясь тем, что сидит против света, наконец, снисходит до пива.
- Нам нет дела до интересов кунари, - продолжает он несколько глотков спустя, - но мы никуда не пойдём вслепую. С вас - правдивая информация и оплата. С нас - честная за неё работа.
Тяжелый взгляд поднимается от чахлой пены на дне кружки к щербатому лицу Вэлиана.

+1

12

Наемник оскалился, демонстрируя на удивление крепкие зубы с выступающими вперед крупными клыками.
- Правдивую информацию тебе, рогатый, в любом трактире нарисуют. Война тут, мать его. С твоими кровными родичами. Что до оплаты, то стандартный расклад - от двух третей общей суммы оплаты наших услуг вы получаете равную со всеми долю. Еще треть идет в общий котел, из которого идет обеспечение отряда на заданиях. Или у вас было как-то иначе? Готов выслушать.
Отряд Вэла довольно часто использовали как в каждой заднице затычку, когда жаль терять хорошо обученных и дорогостоящих солдат. Куда проще заплатить лихим ландскнехтам, половина из которых, конечно же, поляжет, зато выиграет время. Но этого рогатым претендентам на роль в отряде пока говорить никто не собирался. И самые смелые головорезы трижды думали перед тем, как связываться с шестым подразделением печально известной наемничьей армии Габриэля Габена. Впрочем, формально к Габену они отношения уже не имели, но репутацию никуда не денешь и в землю не зароешь. Бегущая впереди них, она четко давала понять возможным нанимателям: под командованием Вэлиана из шестого подразделения находятся полнейшие отморозки, которым больше нечего терять.

Виктория, тем временем вернувшаяся к содержимому своей кружки и делающая вид, что ничего на свете ее не интересует больше, все так же наблюдала за дверью. Предчувствия у наемницы были самые поганые, даже пальцы на левой руки заломило и свело кратковременной судорогой. Женщина несколько раз глубоко вдохнула, заставляя себя расслабить кисть, и стиснула зубы. Не смотря на то, что времени с того пожара прошло предостаточно, а лекарь на службе Гэба сделал все, что мог и даже немного больше, рецидивы еще случались. И чаще всего совсем не вовремя.
Появившегося на пороге мужчину, в окружении трех не самого дружелюбного вида головорезов, она узнала сразу же, легонько толкая Вэлиана в бок локтем, кивая в сторону отморозков и проведя рукой по карману, в который до этого убрала свое «лекарство». Понадобится ли, или на этот раз обойдутся без показательного «да вас даже баба отделает»?
- Да, - кивнул командир, поднимаясь из-за стола, - На всякий случай.
Виктория вздохнула, отмеряя три капли прозрачной жидкости на тыльную сторону ладони и слизнула наркотические слезы, морщась от горечи, сводящей язык и небо. Через пару минут боль отпустит, и она будет в состоянии надрать задницу хоть бронто. По крайней мере, попытаться это сделать.

- Я смотрю ты вернулся, Каликс, - Вэл широко улыбнулся, выходя вперед, - И друзей привел. Стоит оно того?
- Уйди, Вэл, - желваки на щеках стоящего на пороге мужчины заходили ходуном, - Зачем ты защищаешь этих... тварей? Или ты забыл, что они сделали?
- Не эти, приятель, - голос наемника можно было на хлеб мазать, таким сладким он казался, вот только Виктория рефлекторно втянула голову в плечи, услышав его.
Когда Вэлиан начинал говорить таким тоном, кто-то умирал. Или собирал с пола свои зубы.
- Значит не отступишься? - Каликс сплюнул на пол, не сводя злобного взгляда со своего оппонента.
- Нет. А ты? Не раздувай из пони драколиска. Я нанял этих кунари, и теперь это мои бойцы. Бросив вызов им, ты бросишь вызов всему моему отряду.
- И не подумаю.
- Люди, - Вэл обвел взглядом посетителей трактира, внимательно прислушивающихся к перепалке, - Все всё слышали? Я предлагал ему уйти, верно?
Посетители загомонили, подтверждая слова командира наемников. Виктория прикрыла глаза ладонью, понимая, куда все это идет. Каликс давно раздражал Вэлиана, и, похоже, в парочке рогатых он увидел немного больше, чем вероятных бойцов для отряда. Он увидел возможность убрать своего недруга так, чтобы к нему не осталось никаких претензий. Теперь любой подтвердит, что Вэлиан просто защищался.
- В таком случае, встретимся на улице, за трактиром. Не будем портить людям ужин разборками.

Отредактировано Victoria (2018-11-11 00:10:57)

0

13

Йяттар спокойно вздыхает, сбивая на стол клочок пены с бортика своей кружки. Под "подробностями" он подразумевал детали предстоящей работы. По мере её поступления. Но, похоже, за десятилетие на земле баз так и не научился правильно подбирать их сухонькие, требующие пояснений, слова. Ничего, таам явно не в том положении, чтобы такие подробности умалчивать и дальше...
Что до системы распределения денег, то... и она вполне приемлема, если на деле окажется такова же, как и в теории.
Пожалуй, пора прояснить последний принципиальный момент, вон и брат уже подозрительно щурится:
- Идёт, - он весомо кивает, ловя свечные блики короной массивных рогов, - с одним условием: мы не работаем на благо торговцев рабами. Это - всё.
Над ухом согласно звенят мелкие камушки.
Тарен допивает свою долю выпивки, беззаботно улыбается. Не то булькнувшему в желудок пиву, или тому, что родич озвучил последний важный момент в их наёмничьей практике... не то тихому скрипу трактирной двери. Такие нарочно не смазывают толком, чтоб сухой скрежет лохмотьев ржавчины и сора не позволил никому войти незамеченным. Не для того главный вход, не для того.
Тихо - хозяева впускают совсем в другие двери...
Он не оглядывается, всё, что происходит у входа, точно в зеркале отражается на лице молчаливой насупленной девочки, пусть она и считает иначе.
Гомон и смех, едва снова забурлившие под сводами обеденного зала, смолкают. Так же, как и когда косситы сами заглянули в тактир - резко, на середине очередного вала. И, раз никто не орёт "именем той-то матери!" - выходит, дело не в страже.
Славно.
Йяттар тоже переводит взгляд со "стена" на женщину.
Но не в пример брату - хмурится. Если родича забавляет пугать её своим вниманием и дружелюбным оскалом, то сайрабаза - беспокоит та дрянь, к которой молчунья постоянно прикладывается. Он видел подобное и оно ни разу не заканчивалось ничем хорошим.
- Я смотрю ты вернулся, Каликс, - улыбкой нового командира впору пугать детей, - И друзей привел. Стоит оно того?
Царапнув по нему благодарным взглядом - за исчерпывающее описание расстановки фигур за спиной - старший возвращает на лицо шейный платок и только после этого поднимается с места.
- Мы - не кунари, - устало шелестит рядом.
Если б многократное повторение каких-то слов могло натереть на языке мозоли, для младшего они были бы именно этими.
Тарен встаёт одновременно с братом, выходит до театрального синхронно, но, возможно, оно и к лучшему. Два серых великана замирают за спиной Вэлиана, на почтительные два шага позади. Руки сложены на груди, подбородки вскинуты, лица - спокойны.
Один осторожно косится на лысого наёмника. Едва ли тот вступается за них из благородства, называя частью отряда. Хоть и звучит почти приятно. Любопытно, с чего тогда? Что сделал ему этот дёрганый бедолага, дюжину минут назад в приступе отчаяния, не иначе, пытавшийся навалять братьям стулом?
А вот кунари ему явно что-то сделали. Глаза на выкате, жилы натянуты, голос дрожит... даже кожа поблёскивает - не от дождя.
Тем лучше: разъярённый враг - невнимателен и неосторожен. А у баз с яростью всё недопустимо плохо.
Тарен чуть склоняет голову на бок. Перезвон должен привлечь внимание старшего:
- Нам - уладить это самим? - негромко, ровно настолько, чтобы их точно услышал весь притихший зал, уточняет он.
В тени у стойки на пол с грохотом падает кружка, плещет на вытертые доски тёмным, катится по полу, бренча разболтанной ручкой.
Покрасоваться? Нет необходимости, но... можно и покрасоваться:
- Убивать всех, стен?
Разумнее, конечно же, всех. Не к чему оставлять за спиной мстителей, даже если они увечны. Но пусть новый "стен" тоже покрасуется, принимая решение.

Отредактировано Karataam (2018-11-12 22:05:49)

+1


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 13 Нубулиса 9:45, "Ты нам не враг, ты нам не друг"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC