Dragon Age: Rising

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Ролевой проект по вселенной Dragon Age приветствует гостей и пользователей!
Система игры: эпизодическая, рейтинг: NC-17. Стартовая точка игры: начало 9:45 Века Дракона.

9.11.2018 NB Работа форума возобновлена. Желающим вернуться и восстановить свои роли и подтвердить свое присутствие просим заглянуть в перекличку.

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ТРЕБУЮТСЯ
Коул, Дориан Павус, Алистер Тейрин, Жозефина Монтилье, Мэйварис Тилани, Логейн МакТир, Варрик Тетрас, Себастьян Ваэль, Лейс Хардинг, Шартер, Бриала, Том Ренье, Вивьен, агенты Новой Инквизиции, Серые Стражи, агенты Фен'Харела, а также персонажи из Тевинтера.
Подробнее о нужных в игру персонажах смотрите в разделе Акций.
Ellana Lavellan
Эллана Лавеллан
Мама-волчица
| Marian Hawke
Мариан Хоук
Защитница рекламы и хранитель пряников

Cassandra
Кассандра Пентагаст
Искательница Истины в анкетах и квестовой зоне
| Anders
Андерс
Революционер с подорожником, борец за справедливость и правое дело.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Сюжетные эпизоды » 1-? Плуитаниса 9:45 "Прах к праху"


1-? Плуитаниса 9:45 "Прах к праху"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sd.uploads.ru/9WtOx.jpg
Дата: 1-? Плуитаниса 9:45 В.Д.
Место действия: Тантерваль
Краткое описание сюжета эпизода: В начале месяца Плуитаниса во многих землях отмечаются Проводы Зимы, праздник, посвящённый Создателю. Традиции в разных землях разнятся. В некоторых городах Вольной Марки в этот день принято чествовать местных святых. В Тантервале  выносят для поклонения реликварий с филактерией святой Морны – покровительницы города. Но незадолго до празднеств со служкой, присматривавшим за хранилищем, произошёл необъяснимый, пугающий несчастный случай. В тот же вечер выяснилось, что святыня исчезла.
Участники: Ллейн Китон, Максвелл Тревельян, ГМ
Дополнительно: Тантерваль - третий по величине город Вольной Марки. Авторитет Церкви среди его жителей неоспорим, и вас приветствуют радушно, радостно и с должным уважением, пока вы движетесь по улицам города к главному собору. Один-два круга на то, чтобы обсудить текущие дела и перспективы, далее будут новые данные в ГМ-посте.

0

2

Ллейн не был здесь уже пятнадцать лет, но возвращение в Тантерваль вызвало в нем разочарование.

Нужно отдать должное местным жителям, к прибытию миротворческого корпуса, действующего от имени Верховной Жрицы, здесь готовились основательно, и явно не одну неделю. Город выглядел всецело приветливо, не только из-за выстроившегося вдоль дороги почетного караула в блестящих доспехах, и сгрудившейся на почетном расстоянии толпы привечающих гостей обывателей. Отремонтировали дороги не только в черте города, но и далеко на подъездах к нему, сильно пострадавших от весенних паводков, навели чистоту на улицах, украсили карнизы и скверы флажками, праздничными красными лентами и свежими первоцветами. С тщательностью готовился к возвращению в родной город и сам молодой Искатель - синий, с иголочки, мундир заменил сегодня доспехи, отполированный до сверкающего блеска меч висел на поясе, и сапоги начищены так, что блестят не хуже сильверита на солнце.

Вдали от родного города, он еще мальчонкой отвык тосковать по дому, но, при этом, свято верил, что "родина" - это не пустой звук, и что-то щемяще отзовется в нем, стоит лишь ступить на мостовые Тантерваля. Вспомнить только, как поэтически и с тоской описывают родные края находящиеся на чужбине писатели. Но сейчас, выглядывая из окна сопровождаемого почетным караулом дилижанса не мальчиком, но мужем, Ллейн вглядывался во все глаза, но, как ни старался, не мог узнать город, из которого уезжал еще ребенком. Странно - ведь его водили к собору на каждую воскресную службу. Сначала кормилица и приставленный к мальчику "дядька", а потом и отец. Этой ли же дорогой?

Он помнит запах украшающих собор лилий и ладана, поначалу казавшийся душным, а потом сладким, свою руку в отцовской, бронзовый блеск статуи Андрасте-Воительницы в короне из солнца и с мечом в руках. И, кажется, это все.

Даже интересно, узнает ли Ллейн дом, в котором родился. В Тантервале, после расформирования храмовников и отставки отца, у него осталась родня по матери, которой он и знать не знал. Следует бы встретиться с ними, как только корпус обустроится в городе и разберется с насущной проблемой.

- Занятно, - испытывая необходимость ненавязчиво поделиться своими мыслями, негромко обратился Ллейн к лорду Тревельяну, отвернувшись от окна, когда экипаж двинулся через арочный проезд к главной площади, - Когда меня отправили отсюда на обучение, мне было семь лет. Я думал, что вспомню Тантерваль, когда вновь окажусь здесь, но ничего не кажется мне знакомым. Вы бывали здесь раньше?

+3

3

Путешествовать по тантервальским дорогам было одно удовольствие. Местные основательно подготовились к приходу весны – подняли и разровняли насыпи, прочистили выложенные по бортам камнем дренажные канавы. В общем, сделали всё, чтобы половодье не помешало участникам и гостям Большого турнира, в который должны были плавно перетечь проводы зимы, добраться до места назначения. А в Оствик с наступлением оттепели будет не попасть – в этом году там снова затянули с ремонтом дорог. Досадно, но ничего не попишешь. Отец уже не успевал следить за всем в одиночку, а у Максвелла были другие важные дела.
К воротам Тантерваля процессия прибыла засветло, но внутрь им удалось въехать лишь к полудню, после тщательной многочасовой проверки. Педантичные пограничники со специально обученными мабари обыскали каждого человека из Инквизиции, досконально изучили все документы, и только тогда впустили за стены города. Когда Максвелл приезжал сюда на Большой турнир с отцом и братьями, они добрались до города в сумерках. И въехали в него в сумерках. Следующего дня.
Инквизиция, можно сказать, отделалась малой кровью.
Флаги на растяжках между домами казались неприлично яркими на фоне строгой архитектуры Тантерваля и пресных лиц встречавшего процессию почетного караула. Этот город, где от каждого камня за версту разило порядком, навевал дрёму. Но, услышав, что его сопровождающий отсюда родом, Максвелл деликатно промолчал об этом - в конце концов, родину не выбирают.
К тому же, сегодня проблема могла крыться вовсе не в особой атмосфере Тантерваля, а в том, что ночь в дороге Тревельян провел за проверкой финансовой отчетности. И несколько часов на границе поутру тоже не сильно его взбодрили, несмотря на довольно свежую погоду.
- Мне доводилось бывать во всех городах Вольной Марки, с семьей или во время паломничества, - отозвался Максвелл с легкой улыбкой, не уточняя, прочем, что паломничество это было тесно сопряжено с простыми земными утехами, о которых послушникам и думать запрещалось. – А в том, что вы чувствуете, нет ничего предосудительного. Возможно, вы просто человек мира, а не места.
Ему это было знакомо.
- Впрочем… - продолжал Максвелл, когда, выглянув в окно экипажа, зацепился уставшим взглядом за одну из вывесок, - у меня есть идея, как вернуть вам детские воспоминания об этом городе, а себе - привычную бодрость, заодно.
Время в запасе у них было, и Тревельян понимал, что лучше потратить его сейчас на хороший кофе, чем клевать носом и упустить что-то важное во время беседы с лордом-канцлером. Второе отрицательно скажется на репутации миротворческого корпуса, а о первом никто даже и не узнает.
Увидев символику Инквизиции на мундирах посетителей, владелец маленького недешевого кафе и сам приободрился, предложив тем попробовать его фирменных круглых булочек. В каждом полисе Вольной Марки была своя наиболее распространенная форма выпечки, и копировать ее у пекарей из других городов считалось дурным тоном. В Ансбурге готовили треугольнички, в Старкхэвэне – «солнечную» выпечку, чем-то напоминавшую церковный хлеб, в Оствике – рогалики, в честь победы над кунари. А в Тантервале – круглые булочки, настолько ровные, насколько вообще может быть таковым поднявшееся в печи тесто.
Пожалуй, это было то, что надо.
- И как? – поинтересовался Максвелл, не без интереса наблюдая за молодым Искателем, перед которым симпатичная работница поставила тарелку такой идеально круглой выпечки, что хоть циркулем проверяй, пока они ждали кофе - черный, как ночь и горький, как вкус поражения. - Тантерваль по-прежнему кажется чужим?

+3

4

- Возможно, - не совсем уверенно согласился Ллейн. Выводов он делать не спешил, но понятие "человека мира" особо не воодушевляло, ведь что за радость нигде не чувствовать себя по-настоящему дома? Никак не зря ведь патриотизм находится на одной из верхних строчек списка традиционных ценностей, наряду с богобоязненностью и семьей. А возможно, это свойственно марчанам, с их индивидуализмом и стремлению как можно сильнее обосабливаться от непосредственных соседей в города-государства, гордясь своей независимостью.
Как знать? За годы, прошедшие после отъезда из Тантерваля, он Ллейн пересекал Недремлющее Море лишь единожды, когда, по делам Инквизиции, навещал Киркволл.

Снедаемый этими думами, он без возражений отнесся к перспективе притормозить в кафе по пути к собору, хотя и считал в глубине души, что перерыв на второй завтрак можно сделать и после насущных дел. В основном потому, что не совсем привык испытывать потребность в допинге в виде этих необычно пахнущих ривейнских зерен, которые любят заваривать и пить те, кому плохо спится ночью.

При виде блюда с горячими булочками, однако, лицо Ллейна неожиданно просветлело.

- А вот их помню, - Искатель улыбнулся одним уголком рта, взял одну и полной грудью вдохнул теплый запах сдобы. Как ни странно, запах впечатался ему в память намного сильнее всего остального, потянув за собой целый ассоциативный ряд из образов, - Все время была корзинка таких к завтраку. Черствели быстро - за какую-то пару часов становились как камень, поэтому то, что оставалось, к полудню растаскивали слуги.

Булочница встретила этот бесхитростный комментарий, недовольно нахмурившись, и тихо фыркнула, отдернув белоснежный передник, прежде, чем удалиться с пустым подносом подмышкой.

На почтительном расстоянии любопытствующие прохожие останавливались, почтительно кивали, махали руками. Маленькая, лет шести, светловолосая девочка, выглянув из-за материнской юбки, осмелев, подошла и положила на соседний пустой стул свежий, едва распустившийся ранний нарцисс, после чего со всех ног дернула назад и спряталась за матерью, краснея как маков цвет.

- Похоже, вам здесь рады, - заметил Ллейн полушутливо, аккуратно подбирая со стула светлый, почти белый цветок и кладя его на стол, - Искателей обычно привечают с меньшим энтузиазмом.

Прибывший спустя несколько минут горячий кофе он тоже с интересом понюхал, но от вкуса, не удержавшись, скривился, совсем как ребенок от горького лекарства. Явно не понять ему любителей этих странных ривейнских зерен.

+2


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Сюжетные эпизоды » 1-? Плуитаниса 9:45 "Прах к праху"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC