Dragon Age: Rising

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Ролевой проект по вселенной Dragon Age приветствует гостей и пользователей!
Система игры: эпизодическая, рейтинг: NC-17. Стартовая точка игры: начало 9:45 Века Дракона.

9.11.2018 NB Работа форума возобновлена. Желающим вернуться и восстановить свои роли и подтвердить свое присутствие просим заглянуть в перекличку.

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ТРЕБУЮТСЯ
Коул, Дориан Павус, Алистер Тейрин, Жозефина Монтилье, Мэйварис Тилани, Логейн МакТир, Варрик Тетрас, Себастьян Ваэль, Лейс Хардинг, Шартер, Бриала, Том Ренье, Вивьен, агенты Новой Инквизиции, Серые Стражи, агенты Фен'Харела, а также персонажи из Тевинтера.
Подробнее о нужных в игру персонажах смотрите в разделе Акций.
Ellana Lavellan
Эллана Лавеллан
Мама-волчица
| Marian Hawke
Мариан Хоук
Защитница рекламы и хранитель пряников

Cassandra
Кассандра Пентагаст
Искательница Истины в анкетах и квестовой зоне
| Anders
Андерс
Революционер с подорожником, борец за справедливость и правое дело.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 3 Плуитаниса 9:45 "Друг человека"


3 Плуитаниса 9:45 "Друг человека"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sg.uploads.ru/VdoSw.jpg

Дата: 3 Плуитаниса 9:45
Место действия: Вейсхаупт
Краткое описание сюжета эпизода:
Однажды именно это стало причиной самого главного разлада между ними.
Участники: Карвер и Мариан Хоук

+1

2

Слава Тебе, Создатель, что в этом мире есть горячая вода и мыло. Слава тебе!

Едва выбравшись с Глубинных Троп, Хоук чувствовала лишь одно — острую необходимость нормально искупаться, нормально поесть и нормально поспать. Последовательность исполнения собственных хотелок её при этом мало волновала, но было бы не кисло, если бы вышло так, как получилось в мыслях. Хотя бы потому что спать впроголодь примерно настолько же неприятно, насколько противно который день обрастать пылью и грязью. Да и песок после перехода по пустыне, казалось, что в очередной раз был буквально везде. Уж на зубах точно скрипел.

По прибытии в Вейсхаупт, Мариан позаботилась лишь о лошади, прежде чем приступила к собственным нуждам. И когда пристроила в стойлах, разгрузила, напоила и накормила лошадку, часа два, никак не меньше, отмокала в горячей воде, до усердия растираясь мылом, словно это помогло бы отмыться и от воспоминаний.
Здесь — наверху — всё уже казалось не таким. Словно несколько лет прошло с момента, как они спустились под землю, как шли долгой бесконечной лестницей в недра земли, как убили… то, что там было и нашли то, что нашли. В солнечном свете это было больше похоже на длинный, утомительный и местами дурной сон, только вот его было бы легче забыть. А так мысли то и дело да возвращались к гномам, жившим в обраставшем красным лириумом тейге, к испугу и недоверию на их лицах, и тому, что когда-то было женщиной, а стало чем-то невообразимым, уродливым, искаженным в своём естестве. И вспоминался, почему-то, Орсино. И Мариан с упорством бралась за обмылок, до красноты растирая кожу.
И если всё же отгородиться от всех воспоминаний, то мир казался прекрасным, а жизнь удавшейся.
Могло ли стать лучше? Оказалось, что могло.

Новости и «посылка», пришедшие в Вейсхаупт немногим позже чем вернулись из Кэл Шарока Стражи и магесса, достигли своего адресата в лице Мариан в тот момент, когда она разбирала собственные нехитрые вещи, перекладывая их и собираясь в скорую новую дорогу. У неё ещё была пара дней, а при желании она могла бы задержаться ещё хоть на неделю или месяц, но Хоук не было разницы где коротать время и дни, так почему бы и не в пути?
Постучавшийся в дверь выделенной для неё комнаты рекрут не успел толком отдышаться и объяснить, что за спешка его гнала, но Мариан всё поняла по одному единственному слову, которое было достаточно выдохнуть. Уточнив, где именно сейчас находится «ценная посылка», она попросила его стоять насмерть, но никого не пускать в конюшни до её прихода, а сама кинулась искать Карвера.

— Пойдём, — она перехватила брата у самого входа в местную таверну, вцепившись в его локоть и упрямо потянув в сторону, — Пойдём, это очень-очень важно!
И не было, конечно же, времени объяснять. Ещё четверть часа назад Мариан была уверена, что её душевных сил и эмоций хватит только порадоваться хорошей похлёбке, да тому, как здорово будет вытянуться на нормальной кровати и обнять подушку, но воодушевление охватило её единым порывом и нельзя было не улыбаться, стоило ей только представить, какое у Карвера будет лицо. Представить, в прочем, было почему-то сложно.
Зато Мариан прекрасно помнила его детскую обиду на долгие годы ставшей самым сильным разладом между ними. Они и до этого с трудом ладили, а потом всё стало совсем тяжело и невмоготу. 
— Закрой глаза, — они останавливаются у входа в конюшни, где нёс свою новую вахту рекрут с вилами наперевес, в большей степени собирая любопытных вокруг, чем отгоняя. — Это сюрприз, ну закрой, пожалуйста.
Словно девчонка, Мариан едва ли не подпрыгивает на месте от нетерпения, а потом берёт Карвера за руку и ведёт внутрь, останавливаясь практически в самом конце, где в одном из пустующих стойл весело копошились в ворохе соломы щенки.
Встав за спиной брата, Хоук легонько подталкивает его вперёд и шепчет:
— Открывай.

+3

3

Большая радость серых будней Серых Стражей - вылезти, наконец, на поверхность, после долгих недель подземного путешествия. Глотнуть свежий воздух, слаще любого другого запаха, унять легкое головокружение, поесть что-то кроме жареных на вертеле нагов и неотвратимо черствеющих пайков, двинувшись в почти ленивое, усталое путешествие в штаб. Тогда все в жизни кажется замечательным - и суп в тавернах становится вкуснее и ароматнее, и койки мягче, и женщины привлекательнее.

Карверу все это уже давно было знакомо. Поэтому во время перехода от Кэл Шарока до Вейсхаупта он прятал в отросшую неряшливую бороду ухмылку, глядя на Мариан. Глядишь, если повезет, то теперь и ей жизнь покажется чуточку лучше, и непутевая сестра не будет больше строить из себя героиню, пытаясь собою жертвовать.

До конца Страж в это не верил. Лишь пытался видеть лучшее во всем, что сейчас происходило.
Еще бы борода перестала чесаться как окаянная, от забившегося в нее песка.

Перед законным и желанным сном на жесткой койке в казармах, Карвер, по традиции, собирался промочить горло пинтой эля и заесть простой, но горячей и сытной похлебкой, предметом нехитрых кулинарных изысканий трактирщицы Петры. Но буквально на пороге вейсхауптской таверны его перехватила цепкая хватка возникшей будто из ниоткуда Мариан, светившейся, как отполированный золотой соверен. Страж пытался было вяло сопротивляться, высказать по пути к конюшням подозрения либо в какой-то глупой шутке, которую затеяла над ним сестра, то ли над тем, что она уже успела принять на грудь что-то ядреное. Скорее, второе, потому что последние несколько суток перехода они оба едва волочили ноги, мечтая о еде и подушке, и находились явно не в кондиции для шуток. И даже глаза с ворчанием закрыл, потому что сил сопротивляться внезапному напору попросту не находилось.

О том, что Мариан совершенно искренне хочет сделать ему сюрприз, у Хоука даже не мелькнуло мысли. И уже через несколько минут за это ему станет стыдно.

- Если это шутка, то глупая, и я... - угрожающе начал Карвер, но, открыв глаза, тут же напрочь забыл, чем же таким собрался стращать обнаглевшую сестру в случае подвоха. Так и замер, глядя на четверых крупных щенков мабари, устроивших друг с другом потасовку в охапке соломы, - Ма... мабари?

Кажется, у него аж голос сорвался от удивления. Кажется, потому что это все уже было неважно. Карвер сделал шаг вперед, затем другой, медленно опустился на колени и негромким свистом подозвал к себе малышей, глядя на них как на что-то волшебное, что пропадет от одного прикосновения. На свист отозвалось двое - серый с белыми подпалинами, и песочный с черными лапами и мордой. Другие двое рычащей меховой массой, разбрасывая вокруг солому, покатились в борьбе по землистому полу конюшни, скрывшись из вида в одном из пустующих стойл. Серый с любопытством обнюхал протянутую руку, а палевый, усевшись рядом, дружелюбно вертел в пыли хвостом-обрубком и осматривал человека большими честными глазами, с любопытством наклонив набок голову.

- Но откуда они?...

Карвер ничего не знал ни о посылке от самой Верховной Жрицы, давно уже не получал вестей о том, что у старичка, оставленного на пенсии в Киркволле, появляются все новые внуки, и даже не догадался связать эту бойкую малышню со своим престарелым другом, который должен был принадлежать ему, но выбрал Мариан. Для младшего Хоука эти крепыши были чем-то вроде чуда, возникшего из ниоткуда в Создателем забытой посреди пустыни крепости.

+3

4

Между ними всегда оставалось недопонимание, а в последнее время повисали ещё и высказанные друг другу слова. Достаточно откровенные, но от этого было как-то даже по-своему хуже. Мариан всё равно не смогла бы объяснить, почему была готова остаться в Тени, а даже если бы и смогла, то стал бы Карвер её слушать?
В лучшие годы Хоук заботилась о своей семье так, как умела, но этого всегда оказывалось мало и недостаточно, а теперь… Теперь от её семьи остался лишь младший брат и ему чрезмерная забота и опека были не нужны. Она убедилась в этом там, на Глубинных тропах, и это оставило за собой странное чувство, смесь из облегчения и… грусти?
Хоук слишком привыкла что вечно нужна кому-то. Как правило кому-то чужому: от неё ждали решений, поступков и решительности. И теперь, когда она была от этого максимально свободна и могла идти хоть на все четыре стороны это оставляло за собой тоску. Казалось бы, наконец получила то, что хотела, а вместо долгожданного освобождения почувствовала лишь пустоту.
Или пустота была всегда, просто Хоук так странно пыталась её чем-то да заполнить?

— Скажем так это… подарок. Своего рода. Или услуга за услугу. Да какая разница?
Стоя рядом, но держась чуть позади, Мариан скрещивает руки на груди и смотрит как двое щенков подбегают к Карверу, радушно отзываясь на его зов. В эту минуту ей спокойно и хорошо, а ещё ощущение такое, словно что-то происходит правильно.
— Главное, что это внучки нашего старичка, — Хоук тосковала по Малышу. Они так давно и надежно были вместе, что оказаться в какой-то момент без верного мабари было не только непривычно, но даже почти что физически больно. Но взять на замену себе в спутники щенка она не решалась, чувствуя это решение так, словно предаст своего друга. А теперь ей казалось, что он был бы рад, если она больше не останется совсем одна. И Карвер тоже.

— И я надеюсь, что один из этих косолапых малышей присмотрит за тобой пока меня не будет рядом.
Хотя что-что, а присмотр Карверу нужен в этой жизни нужен едва ли не меньше всего. Но Мариан не знает, как ещё сказать, что она просто за него переживает.
— Ну и что ты поможешь мне выбрать имя, если кто-то из них согласится пойти со мной. В отличии от Варрика я не умею давать ни прозвища, ни клички.
Наблюдая за тем, как серый щенок лизнул ранее протянутую ему руку, а второй, точнее вторая, потянулась следом изучать такого интересного незнакомца.
— Кажется, ты нравишься этим девочкам.

+2

5

- Значит, прямо из Киркволла сюда ехали, - подытожил Карвер удивленно, - Видать Авелин окончательно некуда их пристраивать.

Авелин вообще много на что ворчала во время его последнего визита в Киркволл - каким-то чудом тактично опуская положение в городе, а, может, просто настолько устав от него, что в разговорах ей были больше интересны темы приземленные и бытовые. Она по-матерински заставляла его приходить к ним на ужин, после приезда погнала к брадобрею приводить себя в порядок, жаловалась на целый табун мабари в доме (по правде говоря, всего трое, считая почтенного Малыша, почти не доставляющего уже ей неприятностей), обоих сыновей, мужа, и еще тысячу вещей, но никогда (во всяком случае, вслух и при Карвере) на Мариан или Варрика. И было так просто представить сейчас, как она ворчит на них с сестрой, отправляя на другой конец континента то, что называет ненужной обузой, а на самом деле - будущих верных спутников и лучших друзей.

Хоук плюнул на все, включая любопытные носы, сующиеся сейчас в конюшню у него за спиной, и тяжело опустил задницу на землистый пол, скрестив ноги.

- Ты смотри, если они все пойдут за тобой, как Малыш, когда мне его принесли, я тебя уже точно никогда не прощу, - пробурчал он, пытаясь скрыть в хмуром тоне нахлынувший восторг. Какой бывает только когда исполняется давняя детская мечта, предмет тоски сроком в почти тридцать лет. Он будто снова босоногий и вечно чумазый деревенский мальчишка, прямо из лотерингского лета, в день своего рождения, когда отец поставил на пол детской малыша-мабари, которому тогда был едва месяц от роду. Как сейчас помнит, как скатился с верхнего яруса их с Бетани кровати, ни свет ни заря, и как щенок, потешно переваливаясь на лапах, двинулся ни к нему, а к едва-едва высунувшей из-под одеяла всклокоченную голову Мариан. Эти, четверо, уже постарше, почти подростки, чуть вытянутые, нескладные, со стоячими ушами, но пока не набравшие ни массу, ни силы. Понравится ли он действительно кому-то из них?

Утешает лишь то, что их четверо, и это удваивает его шансы. Интересно лишь, в чьи руки уйдут двое оставшихся. Иметь на руках целую свору, несомненно, привлекательно, но...

С мабари всегда непросто. Это не человек выбирает такую собаку, а она его. И если выбирает, то на всю жизнь, чтобы стать боевым спутником воину, и просто верным товарищем любому другому.

Песочной масти малыш, застенчивый и осмотрительный, и его серая сестренка, любопытная и смышленая. И их шебутные братцы, все еще дерущиеся в одном из стойл. Серый щенок, лизнув руку, тихо фыркнул и отошел знакомиться с Мариан, обнюхивая ее сапоги, а песочная девочка уселась напротив, крутя головой из стороны в сторону. Будто бы человек напротив смотрелся по-новому с разных углов.

- Ну? Мы друзья, или ты из солидарности дружить будешь с девчонками? - спросил ее Карвер. Щенок навострил уже вставшие как следует острые уши и потянул воздух носом. Хоук повторил движение и снизу вверх обернулся на Мариан, - От меня там маткой еще не несет случайно?...

+2


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 3 Плуитаниса 9:45 "Друг человека"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC