Dragon Age: Rising

Объявление

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
Ролевой проект по вселенной Dragon Age приветствует гостей и пользователей!
Система игры: эпизодическая, рейтинг: NC-17. Стартовая точка игры: начало 9:45 Века Дракона.

9.11.2018 NB Работа форума возобновлена. Желающим вернуться и восстановить свои роли и подтвердить свое присутствие просим заглянуть в перекличку.

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
ТРЕБУЮТСЯ
Коул, Дориан Павус, Алистер Тейрин, Жозефина Монтилье, Мэйварис Тилани, Логейн МакТир, Варрик Тетрас, Себастьян Ваэль, Лейс Хардинг, Шартер, Бриала, Том Ренье, Вивьен, агенты Новой Инквизиции, Серые Стражи, агенты Фен'Харела, а также персонажи из Тевинтера.
Подробнее о нужных в игру персонажах смотрите в разделе Акций.
Ellana Lavellan
Эллана Лавеллан
Мама-волчица
| Marian Hawke
Мариан Хоук
Защитница рекламы и хранитель пряников

Cassandra
Кассандра Пентагаст
Искательница Истины в анкетах и квестовой зоне
| Anders
Андерс
Революционер с подорожником, борец за справедливость и правое дело.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 7 фервентиса 9:41, "С возвращением"


7 фервентиса 9:41, "С возвращением"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Дата: 7 фервентиса 9:41
Место действия: Киркволл, эльфинаж
Краткое описание сюжета эпизода: Киркволл всегда был и навсегда останется в памяти Хоук и её друзей местом судьбоносных, порой забавных, а иногда и печальных встреч. С чем бы ни было это связано, каждый из них не сможет отрицать того, как сильно это повлияло на их жизни, насколько изменило их. И теперь дороги двух старых друзей вновь сойдутся именно здесь...
Участники:  Карвер Хоук, Мерриль
Дополнительно: -

0

2

Зов ввинчивался в виски, мешал думать, но здесь, в Киркволле, он звучал слабее и тише, глухо, будто через закрытую дверь или толщу воды. Позволяя нормально спать, в те короткие часы, когда Страж не метался диким зверем в клетке.

Он прибыл сюда вместе с небольшим отрядом накануне, и большую часть времени попросту отсыпался с дороги. Даже несмотря на беспокойные сны и болезненную пульсацию в каждой жиле, это позволило почувствовать себя лучше, успокоиться и немного прийти в себя. Обойти пустое и тихое поместье Амеллов, смахнув пыль со стола в библиотеке, потом навестить Авелин, безапелляционно отправившую его обедать вместе с двумя рыжеволосыми мальчишками, так, будто и Карвер был ей сыном, наконец-то приблудившимся домой. Одурело смотреть в окно, пытаясь узнать в Киркволле свой родной город - заторможенно припомнив, что в Верхнем Городе Карвер и не бывал-то почти и до, и после ухода в Орден.

Только после этого Хоук со всей полнотой осознал, что он дома. Несмотря на все обстоятельства его возвращения, и на зеленую воронку, разворачивающую в небе широкие спирали, страх за Орден, товарищей, сестру, и затем уже себя, это осознание послужило источником душевного комфорта. Сначала мысленно, а затем и физически, он вернулся в Нижний Город, к "Висельнику", а затем и к лачуге Гамлена, откуда любимый дядюшка даже не выпер сходу, предложив выпить за короткой беседой в захламленном дворике. Сделал большой крюк в порту, и лишь вечером, уже затемно, после второго круга по Нижнему Городу, неожиданно обнаружил себя в эльфинаже.

Ноги привели к эльфийской обители сами. Как-то сами собой в руке целая корзина терпко пахнущих, чуть поникших ромашек, купленных у девчонки на рынке у порта - Карвер, не глядя, сунул ей целую горсть серебра. Страж бродил бездумно, теряясь в воспоминаниях. За последние годы множество раз он возвращался сюда мыслями, в самые холодные, одинокие и темные часы, но теперь, у нее на пороге, не знал, что может сказать. Будет ли она рада видеть его? Наверное, будет. Но что если сейчас, спустя столько лет, она больше не одинока?... Конечно, не одинока. Ну что он за идиот...

Нужную лачугу Карвер нашел сразу, успев отстраненно подивиться, каким неизменным остался киркволлский эльфинаж, и насколько другим - более миниатюрным, почти кукольным - кажутся хлипкие и грязные окна и двери, старые лавки, свечи, зажженные вокруг дерева в центре расчищенной площади. Хоук хмуро пялился на дверь несколько минут, прежде чем осторожно, на пробу, постучаться.

Пожалуй, и неважно, какие перемены произошли в ее жизни за эти годы. Он просто вручит ей корзинку, в память о старом обещании и поздоровается. Спросит, как ей живется, расскажет о себе - если Мерриль захочет это услышать. Незачем волноваться, как когда-то подростком.
Незачем ведь?...

+2

3

- Думаю, это должно помочь, - Мерриль тепло улыбнулась, протягивая небольшую бутылочку девочке лет пятнадцати. - Смешай с водой, а затем давай матери, пять раз в день, пока ей не полегчает. Я зайду завтра днём. Но, Лиа, если что-то случится, сразу прибегай ко мне.
- Угу, - кивнула маленькая эльфийка, пока на её лице расцветала радость и быстро направилась к выходу, но почти тут же застыла, потупив печальный взгляд. - А сколько... это всё...
- Всё это ты получила за одну милейшую улыбку.
Гостья сначала неуверенно и сомнительно глянула на магессу, когда та положила ей на плечо свою ладонь. А затем так звонко и счастливо рассмеялась, что всё плохое, что только могло представиться, развернуло все свои войска и принялось отступать прочь. Девочка полетела к выходу, пока хозяйка лачуги принялась собирать разложенные на столе травы и относить их в комнату, в шкаф, туда, где им самое место. Там она бросила унылый взгляд на тёмную зеркальную гладь, но ничего более сделать не успела.

Лиа, совершенно не замечая того, что принесла в этот дом, полетела к двери, у которой и застыла, заслышав глухой стук. Девочка без сомнений и колебаний распахнула дверь, после чего ошарашенно закинула голову, во все глаза смотря на вторженца - человека, которому едва доставала макушкой до груди.
- Вы... к Мерриль? - осторожно спросила эльфийка, продолжая с благоговейным страхом невежливо и по-детски осматривать незнакомца.
- Лиа, всё в порядке? - громко и весело уточнила долийка из-за стены, отчего гостья вздрогнула, полуоборачиваясь, но не отрывая взгляда от человека за порогом.
- Здесь какой-то человек...
- Так пусть проходит. Не беспокойся, иди домой.
Девочка осторожно прищурилась, после чего проскочила мимо него без стыда и страха.

Мерриль закрыла шкаф и неторопливо пошла на выход, встречать гостя. Мысленно она надеялась на то, что этот человек пришёл просто так, но за столько времени разум работал сам по себе, продумывая возможные нерадужные варианты. Те, о которых она не хотела думать поздним вечером после тяжёлого дня. Девушка неосторожным движением провела тыльной стороной ладоней по своей юбке, хотя те были абсолютно чисты. Движение свойственное привычке, нежели истинной необходимости. А затем, сделав ещё пару шагов так, чтобы увидеть наконец входную дверь, подняла глаза.

Усталость сделала своё дело и остолбеневшая эльфийка нашлась не сразу. Моргнула несколько раз так, словно и не узнала стоящего на пороге. А затем на её лице отразилось осознание того, кто пришёл в её лачугу. Настолько быстро, что она не заметила, как уже несётся к нему. Не заметила, как всего за три или четыре шага подлетела, как едва не сбила с ног и повисла на чужой шее, обвив её руками.
- Карвер!
В одно это слово, в одно имя каким-то чудом долийке удалось вложить всё счастье, радость и восторг от неожиданной встречи. Но и этого было недостаточно. Она ещё долго не отпускала нашедшегося Хоука из своих объятий, напротив, только крепче сжимая те. Словно боялась, что это лишь наваждение, которому суждено исчезнуть.

- Как же я рада! - сияла Мерриль, наконец выпустив гостя из своего плена и принявшись весело ходить по комнате. - С тех пор, как ты... О, Силейз, какой же бардак! Подожди, я сейчас найду место почище!..
Она виновато улыбнулась, начав носиться по комнате, и ,перетаскивая корзинки в сторону входной двери, освободила кресло, после чего без промедлений, игнорируя чужое сопротивление, потянула его к освобождённому месту. А затем, также беспорядочно и неразборчиво причитая о том, что у Хоуков это общее, заходить к ней именно тогда, когда верх в её лачуге одерживает беспредельный бардак, и тихо оправдываясь, что порядок у неё всё же бывает. Иногда.
- Ты голодный? Конечно да, о чём я, ты же с дороги, - Мерриль никак не могла угомониться, как будто получила совсем небольшой толчок, чтобы покатиться с горки потери самообладания. Подлетев к кухонному столику, она подхватила небольшую дощечку с пышным нетронутым яблочным пирогом на ней, после чего поставила ту на столе перед Карвером, продолжая носиться вокруг и то подбирая вилку с ножом, то набирая в чайник воды и ставя тот над огнём, то продолжая попытки создать хоть видимость порядка, а то и просто напросто застывая и беспорядочно причитая о том, какая она непутёвая хозяйка. И не забывая повторять о том, как она рада видеть Хоука здесь целым и невредимым.

+4

4

Последующие события развивались по сценарию, которого Карвер, уже успевший надумать всякого в тоскливые минуты ожидания перед закрытой дверью, и представить себе не мог. После короткого "Эээ... Мерриль здесь?" адресованному вышедшей остроухой девочке, он почти сразу оказался в сокрушительных для миниатюрных эльфийских ручек, объятиях. Кажется, он успел пробормотать что-то приветственное, но оно потонуло в суете.

Стража завели в хижину, безапелляционно усадили на стол, поставили рядом пахнущий яблоками свежий пирог, эльфийка захлопотала в тщетных попытках навести чистоту.

- Авелин накормила меня обедом... Точнее, отослала к себе домой обедать, когда я к ней заглянул, - попытался успокоить Мерриль Карвер, но тут же, смутившись, уточнил, - Я вчера приехал. Зашел бы раньше, да отсыпался с дороги. И к Гамлену забежал. 

Но от пирога не отказался, сходу взяв себе щедрый ломоть, сладко пахнущий корицей. Обед был уже много часов назад, а кусок старого сыра с хлебом под рюмку вместе с дядей Гамленом проскочил настолько незаметно, что даже не стоил упоминания. К тому же пирог выглядел на удивление привлекательно. Неужели за эти годы выучилась готовить? Или кто-то из соседей занес?

Только сейчас, не без любопытства осматриваясь по сторонам, и следя за Мерриль, Карвер наконец-то понял - эльфинаж, эта хижина, и ее хозяйка казались ему кукольными не просто так. Поднявшись, Хоук бы задел головой притолоку, а макушкой эльфийка доставала ему только до уровня груди.
Отчего казалась теперь даже более трогательной.

В остальном же все было пугающе по-прежнему - казалось, не несколько лет, а считанные дни прошли с тех пор, как он был здесь в последний раз. Кажется, в его последний визит в Киркволл, после Виммарка. Он зашел попрощаться перед отбытием в штаб, что-то огорченно буркнул, и ушел.

Еще несколько минут назад Карвер представлял себе, что Мерриль больше не одинока, и, возможно, собирается создать семью, если у нее еще нет оной, а Авелин уберегла его от этой информации. Но сейчас, видя ее здесь, по-прежнему в этой крысиной норе, и так искренне ему радующуюся, Хоук ощутил стыд за собственную малодушность. Уж лучше бы завела кого-нибудь. Кого-нибудь, кто увез бы ее отсюда, в лучший дом, в лучшую жизнь, которую она заслуживает.

Жаль только, что Хоук не сможет сделать этого сам. А даже если бы мог, и не было бы над его головой тени грифоньих крыльев, а в голове - перерастающего в далекий крик шепота скверны, то вряд ли бы получил согласие.

Если что-то и останется неизменным, то именно это.

Нахмурившись, он тряхнул головой, отгоняя неприятные мысли, а затем вспомнил о корзинке, которую так и держал в руках. Мужчина поставил цветы на стол, и подвинул к эльфийке, виновато улыбнувшись.

- А это тебе. Я же обещал когда-то... целую корзину. Но так и не успел подарить.

"А ты помнишь?... Наверное, нет..."

+3

5

Мерриль никак не могла успокоиться, пока её мысли беспокойно скакали от одного предмета, создающего бардак, к другому, пока на столе не появился новый объект, заставивший её застыть. Плетёная корзинка, довольно большая, доверху заполненная ромашками. Долийка удивлённо заморгала, прислушиваясь к словам Карвера и не слыша их. Заворожённо наблюдая за цветами, эльфийка словно бы оказалась в совершенно другом месте на мгновение. А затем тихо засмеялась, присаживаясь напротив и неуверенно подтягивая корзину ближе к себе, зарывая лицо среди мягких лепестков и вдыхая пряный, давно позабытый аромат полевых трав.

- Не верится, что это было так давно...
Магесса подняла на Хоука глаза, которые закрыла пелена затаённой тоски. Слишком тяжёлой, слишком давней, чтобы её можно было развеять парой слов поддержки и понимания. Мерриль куда медленнее, чем буквально минуту назад, поднялась с места и, отыскав вазу, в молчании, не меняясь в лице, заполнила ту водой, после чего попыталась уместить в ней букет цветов. Безуспешно, большая часть всё равно осталась в корзинке, вынужденная ждать момента, когда силы покинут их.

- Я так давно не была за стенами Киркволла, - неожиданно подала голос долийка, сдерживая печальный вздох и продолжая улыбаться. И ведь правда. С того времени, как Мариан ушла, эльфийка практически оказалась запертой в высоких стенах этого города. До того окончательно разойдясь с собственным кланом, она из личных желаний, очередной прихоти, решила помочь жителям эльфинажа, когда на тех начались нападки. И теперь увязла в своём "долге", как в болоте посреди тёмной лесной чащи. Тонула, пытаясь заставить элувиан работать. Ведь он должен был делать что-то. Должен был.
Она действительно не жалела о том, что ушла когда-то. Не жалела и о том, что однажды решила остаться. И всё же, всё, что она могла - скучать по давно ушедшему из её жизни спокойствию. По бескрайним лугам, прогулкам вдоль аравелей, пути вместе с галлами, проказам Махариэль и Тамлена, поддержке Хранительницы, историям Хагрена...
- Извини, - Мерриль вновь рассмеялась, виновато взглянув на гостя. - Вспомнила кое-что давнее. Это просто невероятно. После похода на Глубинные тропы я правда беспокоилась. Мы, вообще-то, но Мариан в этом преуспела больше всех нас вместе взятых. Ну, я верила в тебя и то, что ты справишься, но я уже сталкивалась с... - конец мысли долийка оказался бессовестно запрятан, но она умело сделала вид, словно и не знает, о чём говорила секунду назад. - Это восхитительно, что ты Серый Страж. И каково это?

Эльфийка хлопнула ладонями по столу и незаметно начала приподниматься, придвигаясь к сидящему напротив Карверу ближе, восторженно задавая вопрос за вопросом.
- У всех Стражей есть борода? Прямо как у гномов? А у вас есть свои особые тайные знаки при общении? А грифоны?
Мерриль застыла около лица Хоука с сияющими, счастливыми глазами.
- У вас есть грифоны?

Отредактировано Merrill (2018-11-18 23:36:47)

+2

6

Короткий порыв искренней радости в Мерриль быстро сменился тоской, уколовшей Карвера в самое сердце.
Звучало... грустно, и в разы печальнее, если вспомнить о ее долийском прошлом. Дикому полевому цветку не место в грязи эльфинажа. Ей вообще здесь не место.

"Неужели ты вообще не можешь выбраться? Даже ненадолго, глотнуть воздуха за стенами города?"
Эта мысль едва не вырвалась из него в словах, но так и осталась повисшей в воздухе. Авелин рассказывала, что Мерриль нынче занимается эльфинажем, помогая местным эльфам, и защищая их от любых угроз. Теперь, когда в небе зияет дыра, повсюду открываются зеленые бреши, из которых сыплются демоны, и за стенами города бушует война между магами, которым свобода ударила в голову, и храмовниками, обезумевшими от безнаказанности любых действий, это был бы очень глупый вопрос.

Все давно уже перестало быть просто. Так просто забыть, что эта хрупкая, маленькая эльфийка - не подросток больше, и не беззаботная девочка, способная, замечтавшись, потеряться на улицах, а взрослая женщина, у которой забот невпроворот. Поболе, может быть, чем у самого Хоука, готового волком выть от осознания того, что его отправили просиживать задницу в Киркволл, пока Орден сходит с ума от Зова, а сестру опять куда-то понесло.

Карвер нахмурился, и, ощутив неловкость за собственную неспособность сказать хоть что-то дельное, поддержать или дать совета, занялся пирогом. Весьма, кстати, неплохим, и не только потому, что мужчина был голоден, и совершенно отвык от домашней еды, с годами приучившись перебиваться походными пайками и не жаловаться.

У Мерриль, впрочем, вышло справиться с неловкой паузой лучше, чем могло бы получиться у Хоука.
- Борода? - он только сейчас вспомнил, что опять весь зарос, и торопливо стряхнул крошки с черной щетины, смущенно рассмеявшись - эта борода никогда ему особо не нравилась. Чешется как проклятая, холера ее подери. Хотя, под определенным углом, он сильно походил с ней на Мальколма Хоука, - Нет, нет, просто забыл побриться. Когда ходим на Тропы, вечно возвращаемся заросшие, а сейчас просто с дороги. И ты не поверишь, грифоны-то нашлись. Говорят, эльфийка-магичка, из андерских Стражей, нашла недавно и вывела целую кладку. Буду в Андерфелсе - выпрошу перо и тебе пришлю.

Он вгляделся в ее лицо, ожидая восторга - помнил еще, как когда-то давно Мерриль была одержима идеей о том, что грифоны еще существуют, и не вымерли вовсе, а еще вернутся. Карвер и вспомнил первым делом о ней, когда из Андерфелса долетели похожие на сказку вести о внезапно найденной грифоньей кладке, все представлял, что она бы сказала, если бы узнала об этом. И вот - узнала, чудо действительно произошло.

+2

7

В первую секунду ответ Хоука немало разочаровал эльфийку. Настолько, что та даже решила сесть на своё место, задумчиво поджав губы и глядя на Карвера в упор. В действительности, конечно же, она совершенно не была расстроена, просто когда твоё предположение не сбывается, ты неизменно чувствуешь лёгкое огорчение. Которое, в случае Мерриль, мгновенно сменилось оживлённой беседой.
- Ох, а я-то уже думала... У Страуда борода... ну, усы были, но это было близко. У Андерса была щетина, да он только скрывался, так что, наверное, не в счёт. А ещё в мой клан приходил Страж... Дункан, кажется. Я когда увидела его, сначала подумала, что ему белка на лицо набросилась!

Девушка тихо рассмеялась, вспоминая вежливого и учтивого незнакомца. Возможно, не случись того, что случилось, того ждала бы злая шутка Махариэль и Тамлена. Но могла и не ждать. Тем не менее, Хоук включился в разговор и подметил один весьма любопытный факт, от которого магесса вновь вкочила с места, пока на её лице расцветала совершенно детская улыбка.
- Правда?! - восторженно воскликнула она, хлопая в ладоши и не сдерживая звонкого смеха. - Вот же здорово! Теперь Стражи будут совсем как в легендах! "Они появились под мерное хлопанье крыльев, подобное стуку могучих военных барабанов..." - мечтательно протянула эльфийка, окончательно теряя свою связь с реальным миром и уходя в воображаемые сказочные бои, где в армии Серых Стражей появляется особенный грифон, чьё имя, никак иначе, должно было быть "Пернатиком!"

Так могло бы продолжаться долго. Слишком долго, что оказалось бы совершенно невежливо по отношению к гостю с такой долгой дороги. Но блаженные мечтания Мерриль прервал неблагозвучный мышиный писк. В глазах девушки разрушались воздвигнутые ею замки, и она устало опустилась на своё место. Она была здесь, в эльфинаже, а не где бы то ни было ещё, как бы ей не хотелось.
- Сколько лет прошло, а ничего не меняется, - раздосадованно прокомментировала сложившуюся ситуацию девушка, сжав ладони на коленях. - И кошку пыталась завести, но безрезультатно. Ну, хотя, теперь у меня есть не только вода для гостей. Годы тренировок.
Девушка улыбнулась, расслаблено запрокидывая голову и смотря в потолок, готовясь рассказать очередную историю о своих неудачах при жизни здесь. А именно - о том, что она всё ещё умудряется заблудиться, когда выходит в город. Теперь, конечно, всё случается не так критично, как в первые года жизни здесь, но...

В соседней комнате что-то разбилось. Мерриль застыла и медленно поднялась с места, стремительно меняясь в лице и бледнея.
- Нет, - тихо и напуганно процедила она, не чувствуя ног мча в комнату. - Нет-нет-нет, только не это!
Она сделала ещё пару шагов за порог, после чего облегчённо выдохнула: возле кровати лежали осколки позабытого когда-то на столике стакана. Около него же носилась перепуганная мышь, готовясь в любую минуту нырнуть в первую попавшуюся щель и скрыться с глаз истинной хозяйки лачуги, лишь бы не пострадать. К счастью, эльфийка совершенно не замечала её, во все глаза смотря на нетронутый и совершенно целый элувиан.
- Ох, Митал! - несдержанно счастливо воскликнула девушка, взглядом уже начиная рыскать по углам в поисках веника. - Как же я испугалась...
И тут же она мысленно упрекнула себя в том, что из-за какого-то звука так разволновалась. Ей следовало держать себя в руках, но, кажется, вечер и усталость делали своё дело, не позволяя магессе воспринимать факты здраво.

+1

8

- А тебе нравится борода? - Карвер негромко смеется, - Хочешь, сбривать не буду. Если мне правда идет.
Ему совсем не хочется носить бороду, но ради Мерриль он готов привыкнуть и к тому, что она чешется как проклятая, и к тому, что под определенным углом он стал напоминать себе в зеркале своего отца - нет-нет, да екнет сердце. Да и вообще, ему кажется, что сделать что-то потому что это нравится Мерриль - хорошо, правильно, и неважно, что она попросит, не зазорно пожертвовать личным комфортом, чтобы ей было радостно. Что-то подсказывает ему, ей радоваться в последние годы не так часто приходится, поэтому улыбка кажется Хоуку такой ценной, яркой, и красивее и блестящей, чем любые драгоценности. Он готов рассказывать ей байки, донесшиеся до марчанского отделения Стражей из Андерфелса, хоть сутки напролет - о грифонах, о том, что рассказывают о той магичке, что вернула кладку, просто потому, что ее это радует. Готов травить солдатские байки, делиться впечатлениями от походов на Глубинные Тропы и хвалиться особо впечатляющиими боями с порождениями тьмы. Но...

"Ничего не меняется", произнесенное Мерриль, вгоняет в сердце Хоука очередную ледяную спицу. В его-то жизни, со времен, пока они с сестрой цапались в лачуге Гамлена, изменилось... ну, все. И окружение, и условия жизни, сам смысл существования, все! И представить, что все эти годы он мог бы так же просыпаться на полу, на провонявшем крысами матрасе из старой соломы, и видел бы вокруг те же самые грязные, ветхие стены гамленовского жилища, оказалось... жутковато.

С губ его почти готово сорваться предложение перебраться, пока Мариан где-то шляется, в и без того пустующий особняк Амеллов, но Карвер знает, что так просто эльфийка не согласится, как не согласилась бы взять у него денег на хотя бы чуть более достойное жилище. Да ту же квартирку в Верхнем Городе, из тех, что любят снимать молодые повесы да музыканты-художники, мечтающие о славе и лучшей жизни.
Выселять ее отсюда надо, но все-таки нужно подойти к этому с умом. Даже в особняк зазвать, в теории, можно только предлог какой-нибудь выдумать. Переговорить бы с Авелин, и слезно молить Мерриль пожить в их доме, чтобы присмотреть за Малышом в отсутствии Мариан. А сестре по-тихому написать, так, чтобы...

От напряженного планирования Карвера отвлекает звон разбитого стекла. Мерриль снова суетится, вскакивает, она чем-то жутко встревожена, и Страж, тяжело поднявшись на ноги, следует за ней - глядя и на осколки бутылки на полу, и на большое зеркало в диковинной раме.

- Иди сядь, - он потрепал эльфийку по плечу с неуклюжей по-медвежьи заботой, - Усталой выглядишь. Не суетись хоть немного.
Хоук легко, но настойчиво, потянул Мерриль назад, к столу, за предплечье.

- Давно отдыхала по-человечески? Я не знаю, сколько тут пробуду, но дай мне сводить тебя куда-нибудь. Хоть за стены города погулять, хоть просто поужинать.

Это приглашение дается Карверу немыслимо легко, по сравнению с тем, как давалось ему же девятнадцатилетнему. И сам он не знает, в чем причина - то ли в том, что действительно повзрослел, и не боится больше, что отвергнут и откажут, то ли потому, что просто хочет позаботиться о Мерриль. Вывести ее отсюда, из этих стен. И неважно куда именно - лишь бы она перестала тут чахнуть, как цветок в темноте.

+2


Вы здесь » Dragon Age: Rising » Личные эпизоды » 7 фервентиса 9:41, "С возвращением"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC